Интервью с Джонатаном Бернисом и Борисом Грисенко: «украинцы, продолжайте жить и верить»

Опубликовано в События КЕМО

Последний год Украина напоминает корабль, потерявший управление, пробирающийся сквозь жестокий шторм. Проблемы, накапливавшиеся годами, обнажились во всей своей неприглядности. Единственное, что радует, – готовность простых людей протянуть друг другу руку помощи

и общими усилиями двигаться к пока еще не очень ясным целям. Поддержать украинцев сегодня стремятся люди даже из отдаленных стран.

Так, в Киеве в последние дни сентября прошел международный фестиваль «Слушай, Израиль!», участниками которого стали артисты Израиля, США, Аргентины и Украины. Его организаторы стремились не просто познакомить зрителей с еврейской культурой, но и поделиться своим опытом проживания кризисных ситуаций, приобщить к неиссякаемому источнику радости, который дает искренняя вера. О вере, судьбах украинского и еврейского народа, об испытаниях и прорывах сегодняшнего дня мы поговорили с Джонатаном Бернисом, главным продюсером фестиваля и президентом международной миссии Jewish Voice (США), а также с Борисом Грисенко, раввином Киевской еврейской мессианской общины.

– В Киеве фестиваль «Слушай, Израиль!» впервые проходил в 1994 году. Какие изменения в столице вы видите 20 лет спустя?

Джонатан Бернис: Я вижу цветущий город, он выглядит более европейским, чем раньше. Сейчас здесь гораздо больше приезжих, киевляне более заняты, много изменений на западный манер. Но внутренне люди изменились гораздо меньше. Здесь по-прежнему высок интерес к еврейской культуре и все та же неуверенность в том, что принесет будущее, но также много надежды и жажды жизни.

Есть ли среди артистов люди, с которыми вы начинали 20 с лишним лет назад?

Дж.Б.: Есть Морис Скляр, который принимает участие в нашем фестивале почти все это время, танцовщица Оксана Павлова из Аргентины. Группа Klezmeranians фактически образовалась на одном из наших фестивалей 10 лет назад, и с ней мы тоже не расстаемся с тех пор. Большой вклад делают украинские артисты. В этом особенность нашего фестиваля: что-то в нем остается постоянным, а некоторые вещи обязательно меняются. Кстати, мы бы хотели, чтобы танцоры из Киева приняли участие в наших поездках в Германию и Южную Америку.

Борис Грисенко: Добавлю, что украинская часть фестиваля очень сильна не только конкретными исполнителями, но самой музыкальной традицией. Клезмерская музыка, которая популярна сейчас во всем мире, родилась здесь, на этих землях. Однажды я взял диск с композициями клезмеров без обложки. Я понял, что это еврейская музыка только с четвертой мелодии, настолько «по-украински» звучали первые три. Это лишнее доказательство того, насколько сильно украинская мелодика участвовала в создании клезмерского направления. Также в программе фестиваля звучали нигуны – изначально это песни-молитвы без слов. Появились они во время так называемого хасидского пробуждения. Хасидизм зародился в Украине – и это еще одно свидетельство тому, насколько тесно связана еврейская и украинская история.

– Одна из целей фестиваля – оказать моральную поддержку украинцам. Что именно имели в виду организаторы?

Дж.Б.: Народ Украины сталкивается с испытаниями на протяжении всей своей истории, как и евреи. Посмотрите, Израиль – это маленькое государство, со всех сторон окруженное странами, желающими его исчезновения. Каждый день – это риск для человека, но люди продолжают жить своей обычной жизнью. Такая ситуация абсолютно нова для Украины. Я хорошо помню слова американского президента после атаки террористов 11 сентября (это был колоссальный кризис для США). Он сказал: «Самое важное, что мы можем сейчас сделать, – это продолжать жить. Продолжать жить нормальной жизнью. Таким образом, мы не дадим никаких шансов террористам победить нас морально». Это может быть хорошим советом и для Украины: продолжайте жить и верить.

Б.Г.: Сейчас многие люди начинают болеть, слушая новости. Физически. Медики называют это психосоматической реакцией, но если мы говорим о духовной стороне вопроса, мы понимаем, что есть определенные силы, которые используют негативные новости, чтобы приводить людей в состояние ступора, агрессии, отчаяния. Этот фестиваль – не просто способ «переключиться». Здесь идет речь о действительно важных вещах. Одна из центральных музыкальных и танцевальных тем посвящена трагической истории Холокоста и все-таки выходу из трагедии не просто в надежду на будущее, но в реальный прорыв, через реальный катарсис к тому новому, что Бог приготовил для всех. Весь мир осознал Холокост как величайшую трагедию, и постепенно в мире происходит признание Голодомора, горькой истории украинцев. Сейчас особенно важно продемонстрировать единство людей из разных стран, и мы особенно благодарны артистам из-за рубежа, которые приняли участие в этом фестивале.

– Сейчас глубокий кризис в стране разделил многих даже на семейном уровне, поскольку почти в каждой семье есть родственники в России и взгляды на происходящее часто не совпадают. Что, по-вашему, может остановить деструктивные процессы и поможет людям найти общий язык и общие цели?

Дж.Б.: Мы не приехали с какими-то готовыми политическими рецептами. У нас нет какой-то особой мудрости, чтобы разрешить конфликт. Но мы несем персональную надежду, надежду в Боге. Если ты доверяешь Господу, если ты позволяешь Господу войти в твою жизнь, в твою семью, он приносит исцеление, приносит надежду, веру и радость. И в этом мораль и ответ. Мы не можем знать, что случится в этой жизни, но можем помочь найти надежду и веру, которая точно изменит и жизнь украинцев, и жизнь евреев, живущих здесь.

– В наши дни фестиваль, да еще с участием иностранных артистов, – довольно рискованное мероприятие. Вы не боялись, что все может сорваться?

Б.Г.: Первоначально планировалось провести фестиваль раньше, но летом началось тяжелейшее обострение ситуации на востоке Украины. Американцы звонили и спрашивали: «Вы уверены, что не будет войны? Вы уверены, что у нас получится?». Я говорил так: «Насчет войны я не могу дать никаких гарантий, но уверен, что с помощью Господней у нас все получится». И люди в нашей общине молились, и им было слово, что до начала фестиваля будет или мир, или перемирие. И речь шла именно о конце сентября. Даже худое перемирие лучше войны. Мы знаем, как сильно каждый день оно нарушается, знаем, с какой стороны, но все-таки оно дало нам возможность провести этот фестиваль.

– Насколько люди готовы к духовной составляющей фестиваля?

Б.Г.: Все происходящее на сцене посвящено Рош ха-Шана, а это библейский праздник. Здесь в начале и в конце представления звучит рог шофар, это не просто духовой – духовный инструмент. И как раз библейское название этого праздника – День трубного зова. С одной стороны Бог трубит из небесного Иерушалаима, взывая к людям, с другой – люди отвечают Ему. Здесь нет ни одного чисто светского танца, ни одной чисто светской мелодии. Все здесь насыщено духовным содержанием, просто оно не навязывается людям. По сути, вся еврейская культура неотъемлема от Торы, от всей Библии. Мы ничего не скрываем и никого не стараемся обольстить. Это фестиваль надежды, и мы видим, как она нужна киевлянам и множеству людей в Украине. Не случайно столько людей пришло во дворец искусств «Украина».

– Как сегодня складывается диалог между КЕМО и другими общинами – иудейскими, христианскими?

Б.Г.: Мы открыты для всех. Мы хотим нормальных отношений со всеми. Но есть определенные предрассудки, как с церковной, так и с синагогальной стороны. И в течение многих веков считалось, что ты или еврей, иудей, или христианин и веришь в Иешуа, Иисуса. Но, слава Богу, мы живем во времена свободы, и правда побеждает: каждый может следовать своей вере без страха, что будет заключен в тюрьму или подвергнется изгнанию. Многие участники этого фестиваля восстанавливают фундаментальные библейские традиции еврейского народа.

– Что вам больше всего понравилось на фестивале?

Дж.Б.: На самом деле все. Правда. Я был очень рад видеть, как люди выходили к сцене танцевать, даже пожилые. Их лица светились от радости. Им понравился праздник. Людям в принципе нравятся праздники. Мы приехали сюда с культурным проектом в дни Рош ха-Шана, и одна из наших целей была в том, чтобы люди задумались над своей жизнью и задали вопросы, которые не задавали себе раньше: Почему я здесь? Что случится со мной, когда я умру?

Иногда кризис – лучшее время, чтобы задуматься над самыми важными вещами в жизни. Единственная вещь, которую я хотел бы сказать напоследок: Бог любит каждого, и эта связь с Богом нужна каждому.



© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2016
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов