СТРАШНЫЕ ОТКРЫТИЯ «ХРАНИТЕЛЯ ВОСПОМИНАНИЙ» (ЧАСТЬ I)

Опубликовано в Молитва против антисемитизма и нацизма

В преддверии Международной молитвы против антисемитизма и нацизма мы решили напомнить нашим читателям (а кто-то, возможно, узнает об этом впервые), чем же страшен антисемитизм? Почему против него стоит молиться? Мы будем публиковать статьи и воспоминания людей, которые не понаслышке знакомы с этими страшными событиями и их последствиями. Отец Патрик Дебуа – французский священник, руководитель ассоциации «Яхад-Ин Унум», делом жизни которого стало… собрать доказательства Холокоста и не дать миру забыть о том, какая неимоверная трагедия произошла всего 70 лет назад.

С 2002 года отец Патрик Дебуа ездил по Украине для того, чтобы обнаружить места массовых расстрелов евреев в период Холокоста, собирал воспоминания очевидцев и участников расстрелов евреев.

«Наше побуждение, прежде всего, – это установить факты. Никто не знает, как этих людей убили, и никто не знает, где их тела. Это значит, что они были совершенно выброшены за пределы человечества. – сказал отец Дебуа. – Однажды во время наших поисков я понял, что нацисты забыли свои гильзы. Мы проверяли одну общую могилу, и нашли 5 700 гильз, немецких гильз. На каждой гильзе стоит дата и заводское клеймо. Там не было ни одной советской гильзы, так что было ясно, что там не было сражения. Они убивали безоружных людей. Поэтому гильзы – одно из главных доказательств, а мы должны собрать свидетельства этого геноцида, не щадившего ни одну деревню на своем пути. Речь идёт не об одном лагере, речь идёт о целом континенте.

Вы знаете, это громадное преступление. И представьте себе, что под влиянием Махмуда Ахмадинеджада (Иранского Президента), который утверждает на весь мир, что нет доказательств Холокоста, люди рано или поздно начнут думать, что его не существовало, и все это преувеличение евреев. Поэтому, моя задача собрать неопровержимые доказательства для того, чтобы никто не смог поспорить об этом и сказать: «Этого не происходило». Чтобы человеческий род знал, что способен на самые худшие поступки. Чтобы остерегался их в дальнейшем».

С этой же целью мы публикуем выдержки из книги отца Патрика Дебуа «ХРАНИТЕЛЬ ВОСПОМИНАНИЙ»:

«После нескольких семинаров, проходивших в Яд-Вашем, я сказал себе, что следует отправиться на места Холокоста. Я предложил сформировать группы, которые бы имели такую программу: три дня – Аушвиц, три дня – изучение материалов по операции Райнхардт и один день в Украине – Айнзацгруппы. Для каждого этапа мы привлекали специалистов ...

... Уже на месте, в лагере Аушвиц, Марчелло (Марчелло Пецетти, один из специалистов в области концентрационных лагерей) объяснял с помощью архивных фотографий, что евреев привозили на Юденрампе 14, место селекции. Тех, кого на смерть, вели к бункерам № I и № II, которые раньше были фермами, и которые нацисты превратили в газовые камеры.

Остаётся память, остаются и места памяти. Однажды на Рождество, проведённое там, семья Г., швейцарских евреев, рассказывала мне, что одна польская семья построила свой дом на фундаменте первого бункера. Фактически, там бок о бок стоят три дома. И мы были как раз напротив них. И вот Г. мне говорит: «Знаешь, Патрик, эти дома служат доказательством того, что призраков не существует». Три семьи живут там и чувствуют себя нормально: белье сушится, из труб идёт дым, дети качаются на качелях, куры ходят туда-сюда. И ничто не указывает на то, что здесь сто десять тысяч человек убили.

Путешествие продолжалось. Мы поехали в Белжец, село, расположенное неподалёку от украинской границы. Здесь находился летний концентрационный лагерь. Более пятисот тысяч евреев прибывали сюда в вагонах, в которых обычно перевозили скот. На лагерном плацу, в самом центре села, осталась только бывшая товарная станция и лужайка, за которой плохо ухаживают, а ещё кости, выступающие из-под земли, единственные следы того, что здесь размещалась специальная структура для уничтожения людей, действовавшая до весны 1944. От этого места депортированные должны были идти пешком к воротам лагеря Биркенау. Наконец, путь продолжался вглубь Биркенау. Перед нами появилась ещё одна платформа, где происходила «селекция», когда конвоируемые колонны должны были стоять неподвижно. Депортированных делили на две части: одну направляли прямо в газовые камеры, вторую – на принудительные работы.

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ

В каждом селе убивали по-разному. Каждый случай особый. Геноцид оказался в рамках нацистских законов, но выполнение этих законов на практике отдавалось на свободное усмотрение начальников расстрельных команд. Конкретные убийства зависели от обстоятельств, топографии или от присутствия партизанских отрядов; немцы учитывали различные факторы, которые и обуславливали быстрое и наиболее эффективнее убийство.

Больше рассказали мне об убийствах евреев, несомненно, те, кого забирали на принудительные работы. Я прекрасно помню, как свидетель впервые рассказывал мне о том, как его забрали на принудительные работы во время расстрела евреев нацистами. Моё удивление было двойным: во-первых, удивляла роль, отведённая этим свидетелям, а с другой стороны я удивлялся тому, что они ещё живы.

Немцы не убивали этих людей, после выполнения ими их работы, не боясь, что тайна убийств раскроется. Люди, которых забирали на принудительные работы, не были ни украинскими полицаями, ни коллаборационистами, ни даже временными рабочими. Чаще всего это были молодые мужчины или женщины, дети или подростки, которых на один или два дня забирали из дома вооружённые люди. Те, кто работал принудительно, не стояли у окна, чтобы увидеть колонны евреев, которые двигались ко рвам. Тем более им не надо было вылезать на дуб или прятаться за кустом. Они были на месте преступления, часто ещё до того, как пригоняли евреев, и присутствовали и на расстрелах от начала и до конца рядом с евреями и их убийцами, иногда сидя в траве в нескольких метрах от них.

Все привлечённые к принудительным работам, кого мне приходится встречать, говорят о невыразимом позоре, с которым они связали свою судьбу, за тот один день или несколько часов, когда они были вынуждены против своей воли стать свидетелями кровавого кошмара. Они были не только свидетелями, но и принудительными участниками этой трагедии, кто с лопатой, кто с подводой, кто с мешком, кто с ведром, кто с иглой для шитья или с бубном – в зависимости от задачи, которую перед ними ставили убийцы. Каждое свидетельство такого человека погружает нас в невероятный ужас расправы над евреями, в ад повседневности Холокоста.

Такие свидетели рассказывают, как их заставили прийти после казни евреев, для того, чтобы убрать место. Немцы приказали им принести хлорки или пепла, чтобы посыпать ямы, чтобы кровь не вытекала наружу. После первых подобных встреч, ожидая новых свидетелей, я понял, что ища «персонал» накануне преступления или на рассвете в день расстрела, убийцы тем самым открывали будущие кровавые планы. Принудительные работе не импровизировались, они становились неотъемлемой частью внедрения преступления. Иногда для этих работ использовалось до ста пятидесяти детей. Вынужденные быть актёрами в этой трагедии, они видели все. Они, как слуховые окна, позволяющие увидеть и понять. Во мне живёт память каждого из них».

по материалам книги П. Дебуа «Хранитель спогадів. Кривавими слідами Голокосту» («Дух і літера», 2011)

СТРАШНЫЕ ОТКРЫТИЯ «ХРАНИТЕЛЯ ВОСПОМИНАНИЙ» (ЧАСТЬ II)



© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2016
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов