СТРАШНЫЕ ОТКРЫТИЯ «ХРАНИТЕЛЯ ВОСПОМИНАНИЙ» (ЧАСТЬ ІІ)

Опубликовано в Молитва против антисемитизма и нацизма

Терновка, 23 июля 2007 года. «Трамбовальщица»

«Архивы утверждают, что две тысячи триста евреев были убиты в этом маленьком селе. Уже с утра многочисленные крестьяне, уверяли нас в том, что в тот день их там не было, говорили о какой-то Петровне, которая «все видела»…

…Петровна сидит вместе с двумя подругами в своем дворе под побеленой цементной стеной  на деревянной скамейке. Ее рассказ начинается очень спокойно, без заметных эмоций: «Немецкий «карательный» отряд прибыл в деревни, чтобы убить евреев. Им командовал начальник местного гестапо, некий Хуммель. Евреев собрали на главной улице перед домом Хуммеля, потом выстроили в колонны по четыре. Еврейских детей и инвалидов оторвали от семей и посадили на запряженные лошадьми повозки, которые ехали за колоннами. – Отсюда она показывает нам рукой куда-то вдаль, в направлении к центру села, где было место сбора – Колонны евреев подвели к большому рва у выхода из деревни. Евреи спускались в ров по двадцать». Здесь убийцы использовали так называемый метод Екельна. Евреи должны спускаться в ров – для чего с одной стороны был предусмотрен склон – дальше они должны были ложиться на тех, кого убили раньше, прежде чем сами получали пулю в голову или в затылок.

Вдруг Петровна замолкает, ее тело движется каким-то странным образом. Она произносит, словно вздыхает, потрясая при этом руками, будто показывая волновые движения почвы: «Видите ли, это не просто – ходить по телам». И через мгновение я понимаю, что она пытается передать то, что невозможно передать словами, передать нам свои страдания. Очень спокойно я спрашиваю ее: «Вы должны были ходить по телам убитых?». И она отвечает: «Да, чтобы их утрамбовать». Она подтверждает свои слова тем самым красноречивым жестом. Я понимаю: «Вы должны были делать это в конце расстрелов, вечером, или в промежутках между каждым расстрелом?». Поняв, что я ее понимаю, она рассказывает далее: «После каждого выстрела. Нас было тридцать украинских девушек, которые долны были босиком трамбовать тела евреев и бросать на них слой песка, чтобы другие евреи могли лечь».

– Босиком?

–Знаете, мы были очень бедные, у нас не было обуви.

Немцы увидели меня утром на выгоне. Я пасла корову. Они мне сказали: «Иди к своей матери, бери лопату и возвращайся». Когда я пришла домой, мать сказала: «Иди, потому что если не пойдешь, они тебя убьют!». И другие девушки, которых тоже забрали, пасли коров. Они все были бедные.

Никогда я не мог себе представить, что нацисты забирали украинских девушек, чтобы те трамбовали трупы ногами, как давят виноградные гроздья где-нибудь в Божоле, в день сбора винограда.

 

«Трамбовальщицы» должны были бросать песок на тела, чтобы следующие еврейские жертвы могли лечь более удобно.

Начиная понимать, что происходило, я спрашиваю снова:

– Вы выходили из рва после каждого залпа?

– Да, – отвечает Петровна. – Немецкий начальник отдавал нам приказ спускаться в ров и приказ выходить оттуда. Все вместе мы должны бежать в яму с нашими лопатами, трамбовать трупы ногами, бросать землю, а потом все вместе выходить. Многие из евреев был только ранен ... им было больно, когда по ним ходили.

– У вас было время, чтобы присесть, между двумя залпами?

– Стреляли так быстро, что мы даже дыхания не могли перевести между двумя выстрелами! Это продолжалось с десяти до шестнадцати часов. Немцы менялись, чтобы поесть, но не мы.

– А что еврейские дети?

– Их выдернули из рук матерей и посадили на подводы. Их убили в конце расстрела, после взрослых. Немцы их бросали в воздух. Бросали, как угодно.

Петровна вспоминает свою подружку-еврейку, с которой они сидели за одной партой. Увидела ее в яме, голую. Видела, и как ее застрелили перед тем, как я должна была утаптывать ее тело. Петровна также вспоминает, что Хуммель велел выйти из колонны двум еврейкам, одна из них была портнихой, а вторая очень красивая девушка, которую ои выбрал на свой вкус. Их отвели к Хуммелю и не расстреляли тот день.

Прощаясь, Петровна провожает нас к металлической светло-голубой калитке. В тот вечер, садясь в микроавтобус, каждый из нас как бы видит тех сельских девушек, которые босиком бегом спускаются в ров, утаптывают тела, бросают песок и выбегают оттуда по приказу Хуммеля, чтобы хоть отдышаться перед следующим залпом. Вокруг немцы с собаками охраняют место казни. Другие евреи ждут, голые в ужасе.

Довольно часто достаточно какой-то незначительной фразы где есть хоть намек на принудительные работы, чтобы людей, дающих показания, застряло. Люди, которые были пригнаны на такую ​​работу, цедят слова осторожно, скрывая что-то важное, они как бы проверяют мой слух, чтобы узнать, способен ли я это услышать. Возможно, что во время моих первых поисков, я не мог этого вынести, а следовательно, не мог понять, воспринять такие слова, тогда свидетели замолкали.

Для каждой ужасной экзекуции нужны были различные принудительные работы. их, кажется, придумывали те, кто координировал убийство. Рассказы таких свидетелей ужасают своими подробностями».

СТРАШНЫЕ ОТКРЫТИЯ «ХРАНИТЕЛЯ ВОСПОМИНАНИЙ» (ЧАСТЬ І)



© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2016
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов