О важности еврейского восприятия Библии (Часть 3)

Опубликовано в Слово Раввина

o vajnosti evreyskogo ponimaniya biblii

Как читать толкования по Писанию?

С другой стороны, на самом деле, если мы ясно понимаем Библию, понимаем как прогрессивное, возрастающее откровение Бога Израиля Своему народу и через Свой народ – всем, кто войдёт в завет Бога с народом Израиля (а сейчас это только Новый Завет, но это — завет Бога с народом Израиля), если мы так понимаем Слово Божье, то оно открывается перед нами как цельная книга.

И мы читаем эту цельную книгу, сравнивая, используя различные параллели. Мы можем использовать даже классические фарисейские принципы толкования, потому что большинство из них (не все, но большинство из них) полезны. Мы можем использовать какие-то современные принципы толкования, которые не ставят под сомнение богодухновенность всей Библии. Мы можем что-то полезное извлечь из трудов даже некоторых либеральных христианских толкователей, потому что из-за того, что они свободны от религиозных предрассудков, они видят Библию под таким углом зрения, который даёт и нам возможность свежим взглядом посмотреть на Писание. Но так же, как мы должны быть крайне осторожны в чтении толкований раввинов, конечно же, нам надо быть крайне осторожными в чтении толкований христианских либеральных авторов, которые себя уверенно считают настоящими христианами, но говорят: «Вот здесь – легенда … это евангелисты приукрасили… здесь приумножили… здесь приуменьшили…». С точки зрения Писания это — неверующие авторы толкований. Но ведь мы же читаем еврейских авторов, которые не верят в Новый Завет, отвергают его полностью и отвергают даже Самого Господа. И полезное мы можем извлечь! Поэтому мы можем извлечь кое-что полезное и там. И тут возникает вопрос: «А если мы читаем старые, даже средневековые православные толкования и католические толкования?». — Все они заангажированные! Например, труды Иоанна Златоуста. Его лютый антисемитизм – не единственная его ангажированность. Я читал его толкования, где он доказывает, что время чудес, знамений и даров Духа прошло. Всё уже! В конце IV века уже всё прошло! А почему? — Да потому, что вся ойкумена стала христианской, и этого уже не надо. Но чем, например, ценно даже вот такое антибиблейское толкование? — Он пишет это толкование в ответ на вопрос каких-то христиан. И возникает вопрос: «А почему в I веке первое поколение христиан все начинали говорить иными языками после крещения, а сейчас этого вообще нет?». То есть, в конце IV века (или начале V) великий светоч христианства, великий отец церкви, Иоанн Златоуст прямым текстом признаёт, что все первые поколения христиан поголовно были крещены Святым Духом со знамением иных языков. Вот почему можно очень ценные вещи почерпнуть даже из явно антибиблейских толкований.

То есть, мы можем читать разных авторов. Только не надо читать оккультных авторов и Блаватскую. Потому что в толкованиях Блаватской вы вряд ли найдёте какое-то рациональное зерно. И нет вообще каких-то великолепных, идеальных толкований, которые можно было бы в расслабленности читать и всё впитывать, как будто бы это всё — сплошной поток Святого Духа. Если бы это было таким сплошным потоком Святого Духа, уже как-то бы Бог это в Библию включил. Всякое толкование — условно, во всяком толковании есть предубеждения, во всяком толковании есть какие-то перекосы.

Когда мы правильно подходим к Писанию, оно открывается, прежде всего, как живая история, единая во всём, история отношений Бога с человечеством, центральную часть в котором занимает история взаимоотношений Бога с Израилем. Даже книги, написанные чисто языческим церквям, так или иначе касаются отношений Бога с Израилем, отношений верующих из других народов с евреями (и с положительных, и с отрицательных сторон этих отношений). Всё этим пропитано, всё полностью! И что, мы теперь будем верить рассказам о том, что еврейское влияние – это только одно из многих влияний и другие влияния не менее важны, чем еврейское? — Ну, это смех и грех просто!

Мы можем, откровенно говоря, вообще не изучать греческую культуру и изучать эллинистическую — только в том еврейском преломлении, в котором она тогда существовала, и нам будет практически всё понятно в Новом Завете — если мы будем изучать еврейский подход. Я не говорю о римской юриспруденции, которая присутствует в определённых местах, в частности по поводу усыновления (она просматривается и в других местах). Но это всё – вкрапления. И для понимания Библии совершенно не обязательно перечитать всех греческих поэтов. Важен еврейский подход к тотально еврейской книге, он очень важен! Если мы этого, как всё ещё большинство христиан, не понимаем, мы пропускаем важнейшие детали. Простой пример – Писания Луки.

Особенности еврейского образа жизни в Писаниях Луки 

Лука пишет Деяния Апостолов, так же как и Евангелие, верующим из язычников (конкретно книги написаны для того, чтобы их читали верующие из язычников). Конечно, это Божье Слово — для всех верующих, но он пишет верующим из язычников.

Деяния 27:9: «…плавание…опасно, потому что …пост уже прошел». Что вобще это значит? Великий пост прошел? Рождественский пост прошёл? После поста все очень ослабли и плавать им было очень опасно, потому что гребли уже не так? Некоторые вполне реально вот так и воспринимают. Я смотрел одну православную передачу, в которой открытым текстом говорилось, что великий пост утверждён Апостолами, Апостолы постились великим постом, так же как первый иконописец Лука.

Многие ортодоксальные иудеи живут мифами. Мифотворчество укоренено и в обычное православное сознание. Это мифотворчество продолжается, так же, как и мифотворчество раввинов. На самом деле, что это значит? — Что прошёл Йом Кипур.

Какие выводы можно из этого сдлать? — Самое первое и главное: верующие из язычников, к которым обращался Лука, настолько были укоренены в еврейскую культуру, в еврейский образ жизни (закон Моисеев почитался по всем городам), что у них не было другого поста кроме поста в Йом Кипур. Здесь пишется о событиях, которые происходили в Иерусалиме, в Иудее, в Галилее, в Перее? — Нет! Это — Средиземное море, острова… Но все язычники соблюдали пост Йом Кипура.

Причём Лука даже не пишет: «И пост Йом Кипура прошёл», а просто пишет: «пост прошёл». Если мы читаем Библию и Новый Завет еврейскими глазами, как тогда её читали все до единого верующие из всех народов, одна эта маленькая деталь и другие подобные детали просто начинают открывать и показывать то, что за ними скрыто. И мы тогда понимаем, что так же, как какие-то серьёзные вещи были важны в еврейском круглогодичном цикле во времена Моисея (вернее, во времена Моисея они не так были важны; они стали важны только, когда евреи уже вошли в землю), для верующих Нового Завета из язычников они тоже важны. И они более важны, чем для евреев во времена Моисея. Эти вещи укоренились в сознании, преобразовали весь круг жизни иудеев только тогда, когда те уже вошли и утвердились на обетованной земле. И для этих язычников это было такое же своё, как для иудеев (просто по-другому — действительно осмысленное и в перспективе Нового Завета — принятое).

Получается, что Новый Завет – это не книга опровержения еврейских «штучек», а это — еврейская книга, которая поднимает еврейство на новый вселенский общечеловеческий уровень и раскрывает его так, что без временных ритуальных ограничений это еврейство могло быть принято, усвоено и укоренено верующими всех народов без изъятия.

Еврейское восприятие реальности отличается от любых других 

Если, например, вы возьмёте описание одной и той же дорожной аварии немцем, шведом, или сефардским евреем, то немец или швед опишут это так:

– Во столько-то подъехала машина с той стороны, я был с этой стороны. Водитель проехал на такой-то сигнал, нарушил такое-то правило. Я стремился избежать, но из-за гололёда произошло такое-то столкновение и в машине пострадало то-то и то-то. Прилагается технический перечень.

А сефардский еврей описал бы те же события следующим образом:

– Я спокойно еду, слушаю «Мизрахи», пою, радуюсь жизни, вокруг поют птички (идет описание жизни, птичек), и тут этот (и дальше в две строки идет описание, кто это) нагло, тупо, плюя на всё, врывается в мою счастливую жизнь, как… (и дальше идут на три строки сравнения) и так далее.

Одно и то же событие, но описание его — вообще как с двух разных планет. Поэтому, когда берут Библию, которая написана евреями (все из них родились минимум на Ближнем Востоке), и начинают раскладывать её на категории Аристотеля, потом что-то объясняют с помощью неоплатонической философии, потом берут «нормальную» западноевропейскую логику, что-то «препарируют» и делают соответствующие выводы, то вместо Библии получается какой-то неудобоваримый суррогат.

Бог не избрал ни одного язычника для того, чтобы хотя бы часть откровения дать миру. Бог почему-то взял только евреев. Бог дал это через таких людей. Бог захотел сделать так. Это несправедливо? — Стопроцентно! Но это полезно понищать всем, если мы признаём Бога Богом.

Так давайте это воспринимать, как оно есть! Давайте не будем это всё расчленять, препарировать, отрезать то, что не укладывается в нашу логику, и оставшееся пропускать через наши фильтры. Из-за таких вот традиционно нееврейских подходов получается:

– Да или нет? Да или нет? А вот же написано только об одном, значит семя – это Христос, и это не потомки Авраама, это не евреи… и т.д.

Два основных направления толкования в церкви 

В традиции церкви присутствовали две основные линии толкования. Одна – буквальная, которая игнорировала еврейский оргинал и старалась всё выстроить в одну прямую; вторая – аллегорическая, которая не идёт даже к раввинским метафорическим истолкованиям (к мидрашам), а восходит к чисто греческо-пифагорейско-платоническим мифам.

Родоначальником этой аллегорической школы толкований в Александрии считается Ориген. Я не знаю точно, был ли родоначальником именно он, но он был ярким представителем этой школы. Евсевий был очень поздним учеником, Оригена (он учил, когда Оригена уже не было в живых). Эти две школы дают такое представление о Писании, которое уводит всё дальше и дальше от еврейского оригинала. Для буквальности ещё есть какие-то основания, коренящиеся в историческом и текстуальном контексте. А аллегорическое толкование уходит в такие дебри, где могут разобраться только большие специалисты, очень глубоко укоренённые в греческой философии и мифологии.

Я как-то читал монашеские толкования в древних патериках. Практически там только аллегорические толкования! И такие! На самом деле для того, чтобы начать понимать, как же это всё нужно воспринимать, надо, прежде всего, вчитываться в сами тексты, смотреть, каковы они в оригинале, читать справочную литературу, которая даёт возможность понять, что на самом деле значили подобные выражения и отдельные слова в то время.

Ещё один момент цельности, цельного выражения Божьего откровения. Как написал один хороший автор: «Вся еврейская жизнь была теологична», то есть, не было разделения на обычную жизнь и духовную жизнь.

И когда говорят, что, мол, Павел же противопоставлял дух и плоть, то надо понимать что Павел противопоставлял дух и плотскую душу. Если Иисус говорит: «Дух силён, а тело немощно», то Он никак не осуждал тело. Это не было презрение к телу, это не было отношение к телу как к чему-то злому, просто это была констатация факта: «тело немощно». И даже Его собственное безгрешное тело было немощно.

Когда Павел осуждал плотское и плоть, то не имелось в виду тело. И когда пишут, что Павел противопоставлял дух и плоть, то, очевидно писавший не понимает разницы с гностическим и предгностическим противопоставлением тела и духа, души и тела. У гностиков были гилики и пневматики, было 3 категории людей (я сейчас упрощённо говорю) — телесные, душевные и духовные. Истинные гностики были только духовные. Они совершенно отрешились от телесной жизни, а тело для них было вообще не творение истинного Бога, а злого Демиурга (так же, как весь материальный мир):

— Как он мог воплотиться, взять на себя вот эту злую плоть? Это видимость была, это только видимость…

Вот такое там было противопоставление. Апостол Павел даже близко такого не делал! Там всё было едино! Но действительно в этом временном смертном теле жила вечная душа, и только через Йешуа Спасителя в этой душе возрождался дух, который один был напрочь связан с Самим Богом, и всё время был Его каналом действия в душе и через тело в этом мире. Вот это — да! Но это не разделение на «дух, душа, тело». Это всё — единая личность. Там было еврейское понимание, что нельзя разделить то, что делает дух, и то, что делает тело. Нельзя это разделить, потому что тело выполняет команды души. И если мы для лучшего понимания, условно анализируя, говорим: «Это — духовное, это — душевное, это — плотское…», то никто не разделяет человека на несоединимые вещи, не разделяет его на перегородки, которые непроницаемы (или проницаемы, скажем, в особых случаях). Человек остаётся цельной личностью в еврейском восприятии.

Библейская ассоциация духа и души человека с внутренностями 

Через всю Библию проходит, что когда человек испытывает какие-то чувства, эмоции (хорошие, плохие, духовные, плотские), они коренятся в его физическом организме. Для описания того, что происходит с душой или с духом человека, в ТаНаХе используются названия внутренних органов человека, в первую очередь: сердца, печени, почек, кишечника (кишечник часто употребляется). Разум тоже, конечно, употребляется, прямо говорится: «…не полагайся на разум твой» (Притчи 3:5). Часто там, где написано «сердце», переводят как «сердце», но в других случаях переводится как «внутренность». В Новом Завете — то же самое, до самого конца, до книги Откровения. В ряде мест Писания в Новом Завете вы найдёте «сердце» там, где на самом деле написано «почки» или «кишечник», не переводят «кишечник», а переводят «сердце». Потому что не воспринимали это вот по-еврейски.

Например, Послание к Филимону, 1:7: «Ибо мы имеем великую радость и утешение в любви твоей, потому что тобою, брат, успокоены сердца святых». В оригинале написано — «почки святых». То же самое в 1:20: «Так, брат, дай мне воспользоваться от тебя в Господе; успокой мое сердце в Господе». Ну, как можно перевести «успокоены почки или кишечник»? Но такие сравнения есть! В Откровении 2:23: «… Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим».

Это вообще не греческое и не эллинистическое! Это — чисто еврейский библейский подход, который пронизывает всю Библию.

Филимон – не еврей. Апостол Павел (Апостол язычников) пишет по-гречески, но при этом выражается – абсолютно по-еврейски, и тот его отлично понимает! Потому что Филимон — уже верующий, он вошёл, присоединился к Израилю, он читает еврейские Писания, он насыщен этим еврейским пониманием еврейской Библии.

Это — маленькие примеры, детали! Всё это — цельное, всё это — живое, оно движется! Не было такого понимания, что вот, разбили на категории, и эти категории можно рассматривать в застывшем, абстрактном виде. Не было такого мышления — абстрактного греко-философского, адаптированного римлянами. Всё было живое и привязанное к жизни. Абстрактные понятия выражались живым языком, который касался тела и действий тела. И сам древнееврейский язык имеет особенное построение фразы: вначале — глагол, вначале — сказуемое, потом — подлежащее. В каких-то фразах это правильно переведено: «и судил Бог Израиля». Но когда, например, «Царь такой-то производил суд», то всегда фраза написана в еврейском оригинале: «Происходил суд, царь такой-то…». Конечно, в современных языках это коряво звучит, поэтому переворачивают. Но в оригинале всегда — действие, конкретное действие. По конкретному действию определяется, что это за человек, что это за личность, как она себя выражает, как к ней относиться. И очень мало каких-то отвлечённых описаний. Да и то, часть отвлечённых описаний нужно приписать переводам, а не оригиналу.

Это всё можно вычитать в подстрочниках, это всё можно вычитать в честных комментариях. Вот, например, хорошая книга (к сожалению, её на русском языке нет) — «Наш отец Авраам. Еврейские корни христианской веры».

Сильнейшая книга, признанная очень многими разумными церковными лидерами разных конфессий (очень-очень хорошая книга!), которая как раз и показывает, насколько еврейская Библия неотъемлема от еврейства, и что произошло, когда их разделили, и как церковь начала просто «вваливаться» в языческое культурно-религиозное наследие. Некоторые говорят: «Ну, это так, это просто абстрактные категории…». – Ничего подобного! Потому что языческое культурное, мыслительное наследие было неотъемлемо от язычества, от всевозможных форм магии, вызывания духов, поклонения различным богам. Конечно, в более поздней греческой религии (римской) боги для особо аристократически мыслящих язычников стали значить какие-то просто обобщённые символические идеи (не так примитивно как у Гомера). Но это всё равно было язычество, и оно было пропитано оккультизмом, колдовством, вызыванием духов, тайными мистериями, то есть, это тайное посвящение с особыми оргиями. И когда говорят: «Да, нет! Это как раз всё очень хорошее, правильное и замечательное… оно вообще совершенно не касалось… не было запачкано…», это смешно просто!

Поэтому возвращение к еврейскому восприятию еврейской Библии – это не только само по себе важно. Это важно ещё потому, что мы разрываем связь с язычеством, которым была пропитана церковная традиция, не только толкования отдельных библейских текстов, но общее восприятие всей Библии.

Борис Грисенко, материалы пасторского ретрита 2015

 Источник: http://pretreat.in.ua/ 


 Читайте также

О важности еврейского восприятия Библии

О важности еврейского восприятия Библии (Часть 2)

 



© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2016
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов