Йом-ха-Киппурим: «Простил Я по Слову Своему…» (ЧАСТЬ 2)

Опубликовано в Мы празднуем

yki 

Когда Храм в Иерусалиме стоял во всем своем величии и красоте на горе Мориа, вся торжественность этого дня сосредотачивалась в Храме - в Богослужении и жертвоприношении. Это был единственный день в году, когда первосвященник входил во Святое Святых Храма после принесения жертвы в искупление своего собственного греха и грехов священников, и затем другой жертвы - за грехи народа.

После гибели Надава и Авиуда, попытавшихся принести воскурения в Святая Святых, были даны определенные законы. Они подробно описывали условия, при которых первосвященник мог зайти во Святая Святых единственный раз в году, в Йом Кипур, чтобы исполнить там заповедь принесения воскурений перед Ковчегом Завета. Всякий, кто нарушит эти законы, будь- то первосвященник или простой коген (священник), будет сурово наказан Богом.

Подготовка начиналась за семь дней до Дня Искупления. Все это время первосвященник не выходил за пределы дворов Храма. В ночь перед Йом-Кипуром он не спал, и мудрецы читали перед ним книги пророков Иова, Ездры, Даниила.
Очищение от собственных грехов (принесение жертв первосвященником от своего имени) было первым действием, которое совершал первосвященник, начиная служение в Храме в Йом-Кипур.

В Святое Святых первосвященник должен был войти в белых одеждах, а не в своих четырех особых одеждах (голубая риза, золотая пластина, нагрудник из драгоценных камней и эфод). Эти одежды, которые были даны ему «для славы и величия», следовало оставить снаружи. То состояние, в котором первосвященник должен был войти во Святое Святых, не допускает даже намека на чувство гордости и собственного величия перед лицом Господа (Левит 16:4).

Также этот день отличается тем, что народ Израиля сливается в одно целое, и приносится одна жертва, которая призвана искупить всех сынов Израиля. Слова покаяния произносятся от имени всего народа.

Требованием Йом-Кипура является также очищение дома (семьи) первосвященника и священников путем принесения жертвы. Священники, которые являются потомками Аарона и принадлежат к колену Левия, выделены как отдельное семейство, получившее право приносить жертвы в Храме. В тот момент, когда первосвященник возлагал руки на голову жертвы, он исповедовал свои грехи и просил прощения за все семейство когенов. Слова этой исповеди сохранились до наших дней: «О Бог, я грешил, я извращал пути свои, я совершал преступления пред Тобой, я и дом мой, и сыновья Аарона, святые народа Твоего. Прости грехи, беззакония и преступления, которые совершил я; то, что делал против закона я и дом мой, сыны Аарона».

6132409 orig

За свои грехи и грехи священников первосвященник приносил в жертву тельца, за грехи народа - одного из козлов. «И бросит Аарон о обоих козлах жребии: один жребий для Господа, а другой жребий для отпущения» (Левит 16:8).

  • Козла, на которого пал жребий «для Господа», священник приносил в жертву и его кровью окроплял крышку Ковчега Завета в Святое Святых. 
  • Козла, на которого выпал жребий «для отпущения», приводили к первосвященнику. Тот возлагал на козла руки, исповедовал над ним грехи всего народа и отпускал в пустыню.

Кого же символизирует второе животное? Согласно Синодальному переводу, оно предназначено «для отпущения». В оригинале же сказано «ла-Азазэль» - «для Азазела». Кто же такой Азазель? О нем рассказывается в апокрифической книге Еноха, в других древних апокрифах, а также в Талмуде и мидрашах.

Это – повелитель демонических сил, князь падших ангелов. Книга Еноха рассказывает, что во время падения ангелов, соединявшихся с дочерями человеческими (Бытие 6:1-6), Азазел разжигал вражду между людьми, уча их магии и изготовлению оружия: «И Азазел научил их делать и мечи, и ножи, и щиты, и панцири; научил их видеть, что было позади них... И явилось великое нечестие и много непотребства, и люди согрешили, и все пути их извратились» (Енох 8:1-2).

Там же сказано, что он «научил на земле всякому нечестию и открыл небесные тайны мира» (Енох 9:6). Господь тяжко покарал его, повелев ангелу Рафаилу: «...Свяжи Азазела по рукам и ногам и положи его во мрак... Чтобы он оставался там навсегда; и закрой ему лицо, чтобы он не смотрел на свет! И в великий день Суда он будет брошен в геенну...» (Енох 10:4-6).

Но этот обряд не говорит о том, что козел приносился в жертву или дар демону зла для его «умилостивления». Это полностью противоречило бы предписанию книги Левит: «...Чтоб они впредь не приносили жертв своим идолам, за которыми блудно ходят они. Сие да будет для них постановлением вечным в роды их» (Левит 17:7).

Словом «идолы» передано слово «сэирим» - «мохнатые», «косматые», «козлы». Имеются в виду козлообразные демоны (бесы), поклонение которым отступавшие от Торы израильтяне перенимали у язычников: «Богами чуждыми они раздражили Его, и мерзостями разгневали Его. Приносили жертвы бесам, а не Богу, богам, которых они не знали, новым, которые пришли от соседей и о которых не помышляли отцы ваши» (Второзаконие 32:16-17).

Само имя «Азазел» восходит к слову «эз» - «козел». О приношении такому демону жертв или даров не может быть и речи по Библейскому мировоззрению!

Таким образом, козел, на которого выпадал жребий «для Азазела», символизировал самого дьявола – причину и источник греха. Это подтверждают дальнейшие предписания: «И совершив очищение святилища, скинии собрания и жертвенника, приведет он живого козла, И возложит Аарон обе руки свои на голову живого козла, и исповедает над ним все беззакония сынов Израилевых и все преступления их и все грехи их, и возложит их на голову козла, и отошлет с нарочным человеком в пустыню» (Левит 16:20-22).

Козел с грехами всего народа отсылался в «землю непроходимую» - буквально «земля решения», «земля судебного приговора» или «земля истребления». Согласно преданию, козел свергался со скалы и разбивался о камни.
Низвержение с небес – это кара, которая согласно Писанию, свершится над сатаной: «И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним. И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь» (Откровение 12:9-10).

Написано, что сатан (дьявол) будет не только свергнут с небес, но и низвержен в бездну: «И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, И низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время» (Откровение 20:1-3).

Наконец, сказано, что злой дух, «прельщавший все народы», в конце времен будет ввергнут в озеро огненное: «А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков» (Откровение 20:10). Во всех этих случаях по отношению к сатану употреблены слова – «бросать», «кидать», «низвергать».

Таким образом, отсылание козла в пустыню и сбрасывание его со скалы символизирует очищение от всех грехов и уничтожение последствий всех беззаконий еврейского народа в результате их полного раскаяния и стремления приблизиться к Богу.

1350306335

Талмуд рассказывает, что в период Первого Храма, когда Ковчег Завета стоял во Святое Святых, Божье присутствие было ощутимо и выражалось в постоянных чудесах, происходивших в Храме. Одно из них было связано с козлом, отсылаемым в пустыню. К рогам козла привязывали кусок красной шерсти, и, когда выводили животное из ворот Храмового двора, один из когенов (священников) разрывал этот кусок шерсти пополам: одну половину вешал над воротами, а другую – снова привязывал к рогам козла. Если раскаяние народа было искренним и чистосердечным, то, в тот момент, когда козла сбрасывали со скалы, кусок красной шерсти, повешенный над воротами, становился белым в соответствии с тем, что сказано в Исайи 1:18: «…Если будут грехи ваши, как багряное, - как снег убелю; если будут красны, как пурпур, - как волну убелю».

Еще одно свидетельство принятия Богом жертвы – изменение цвета мерцающей завесы (парохет). Эта завеса была толщиной с ладонь и сплетена из разноцветных нитей. Она отделяла Святое от Святое Святых.

Талмуд, известный еврейский летописец Иосиф Флавий и Филон Александрийский свидетельствуют о том, что когда Иешуа уже жил на земле, случалось необычное: в один год жертва принималась и лоскут красной шерсти становился белым, а в другой – жертва не принималась и шерстяной лоскут оставался красным. Это началось с того года, когда Иешуа родился на земле.

В 30 году н.э., когда Он был распят, лоскут и завеса в Храме перестали менять цвет на сорок лет, до разрушения Храма в 70 году н.э. Это утверждалось не в христианских или мессианских источниках, а в еврейских ортодоксальных, которые не признали Иешуа. Чудо, что эти факты дошли до нас и их не уничтожили раввины, противоставшие Мессии Иешуа.

В течение сорока лет до момента разрушения Храма Бог показывал всем, что Он больше не принимает Храмовую жертву. Печально, что большинство еврейского народа так и не поняли причину: была принесена на все века совершеннейшая жертва Мессии Иешуа!

Талмуд также свидетельствует о том, что в момент смерти Иешуа завеса в Храме разодралась сверху вниз. Сам Всемогущий Бог показал этим, что Он открыл свободный доступ каждому к Себе на небеса!

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2017
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов