24 МАРТА. Уникальный человек, Герман Фридрих Гребе стал Праведником народов мира

Опубликовано в День в еврейской истории

graebe2 large

24 марта 1965 года Яд Вашем удостоил Германа Фридриха Гребе почетным званием Праведник народов мира.И таки было за что!

В 1931 году Гребе вступил в нацистскую партию, но быстро разочаровался. В 1934-м – через год после прихода Гитлера к власти – на партийном собрании он открыто критиковал политику нацистов в отношении еврейских предприятий. Ему не пришлось долго ждать, чтобы убедиться в опасности своего поступка: гестапо арестовало Гребе, и последующие несколько месяцев он находился в тюремном заключении в городе Эссен. К счастью, его вскоре освободили без судебного разбирательства.

Гребе работал в строительной компании Йозефа Юнга в Солингене. Летом 1941 года, вскоре после нападения Германии на СССР его отправляют на Волынь, где он руководит работой всех отделений компании, находящихся на территории Волыни и Советской Украины. При этом в строительных работах, проводимых компанией Юнга, широко использовался труд еврейских рабочих.

Гребе видел, как нацисты относятся к еврейскому населению. Однажды, 2 октября 1942 года, он стал свидетелем массового расстрела евреев на летном поле неподалеку от Дубно, когда около 5 000 евреев, мужчин, женщин и детей, построили голыми перед заранее выкопанными рвами, а команда эсэсовцев хладнокровно расстреляла их. После войны его берущие за душу свидетельства об ужасающих сценах уничтожения людей в Дубно и по всей Украине были представлены на Нюренбергском процессе, на котором он выступал как обвинитель.

Гребе не удовлетворяла роль стороннего наблюдателя за немыслимыми злодеяниями.Возмущенный до глубины души, он решил спасти как можно больше евреев. Утверждая, что это необходимо для укрепления военной мощи Германии, он намеренно принимал такие объемы работ и заключал такое количество контрактов, с которыми его компания справиться не могла. В результате возникала необходимость в большем количестве еврейских рабочих. Чтобы защитить своих сотрудников и членов их семей, Гребе был готов преодолеть большие расстояния.

Он не колебался, когда возникла необходимость рискнуть своим положением и собственностью, а потом – и жизнью.

В июле 1942 года из своих источников в Вермахте Гребе узнал о приближающейся акции уничтожения евреев Ровно. Гребе быстро добыл для них «охранную грамоту» и поспешил в Ровно. Пригрозив оружием, он заставил полицейских освободить 150 евреев в последнюю минуту. Освобожденных счастливчиков Гребе повел пешком в Здолбунов, подальше от опасности.

Когда, несколько месяцев спустя, евреев Здолбунова сначала заключили в гетто, а потом начали депортировать, Гребе обеспечил 25 своих рабочих фальшивыми «арийскими» документами. Позже по нескольку человек он перевозил их на собственной машине в полтавское отделение фирмы, за сотни километров на восток, где их никто не знал. На самом деле никакого полтавского отделения не существовало: Гребе создал и содержал его на собственные средства с единственной целью – обеспечить убежище своим еврейским рабочим. С приближением Красной Армии группе удалось перейти на сторону русских.

Со временем нерентабельное ведение дел и странные поступки Гребе стали вызывать подозрение у руководителей компании в Солингене. Они предполагали отозвать его и судить за растрату, но их намерения не осуществились. После краха немецких позиций в восточной части Польши, Гребе и группа евреев, работавших в его конторе, переехали сначала в Варшаву, а затем в Рейнленд.

В сентябре 1944 года он и около 20 его подчиненных перешли линию фронта на сторону американцев, и Гребе еще некоторое время выполнял функции советника по линии Зигфрида (немецкая линия обороны на суше).

С февраля 1945 по осень 1946 года Гребе активно сотрудничал с отделом по расследованию военных преступлений, участвовал в подготовке к Нюрнбергскому процессу.

Он был единственным немцем, выступавшим на заседаниях суда в качестве свидетеля обвинения. В результате он и его семья стали постоянно получать угрозы.

В 1948 году Гребе решил эмигрировать в США. Вскоре после переезда его семьи в Сан-Франциско, он продолжил свою деятельность по привлечению к судебной ответственности военных преступников, живущих в ФРГ. Это еще больше восстановило против него послевоенное немецкое общество и превратило его в персону нон-грата на его родине.

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2017
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов