28 ДЕКАБРЯ. Родилась "еврейская княгиня Ольга" - сионистка Ольга Белкинд

Опубликовано в День в еврейской истории

Hankin1

28 декабря 1852 года родилась Ольга Белкинд (Ханкина). С детства она была необыкновенным, очень способным ребенком. Наверно поэтому и взял ее отец, ребе Мейер Белкинд, в нарушение всех правил, учиться в хедер. А когда Ольге исполнилось 14 лет, семья перебралась из захолустного Логойска в Могилев для того, чтобы у детей было будущее. Ольга мечтала стать акушеркой, однако попасть на курсы в Петербург для еврейки из черты оседлости было невозможно, и она стала телеграфисткой.

В Петербурге Ольга вошла в «Общество по распространению просвещения», печаталась в журнале «Гамелиц», что из Петербурга расходился по диаспоре и даже попадал в Палестину! После покушения на Александра Второго в марте 1881 года появились заметки в газетах, где говорилось о причастности евреев к теракту и листовки, призывающие к погромам. В связи с этим еврейские организации, в частности "Хабат Цион", с которой Ольга поддерживала тесную связь, все большее и больше ратовала за эмиграцию в Палестину.

Подумывала об этом и Ольга, тем более что ее брат Исраэль, выработавший еще студентом харьковского университета вместе с товарищами программу под лозунгом «Дом Иакова, встанем и пойдем» (БИЛУ), уехал туда в 1882 году вместе с сестрой Фанни и братом Шимшоном. А вскоре к ним присоединились и родители. Ольга решила ехать. Здесь она познакомилась с Иегошуа Ханкиным. Когда произошел конфликт между поселенцами во главе с Ханкиным и бароном Ротшильдом, требовавшим от поселенцев беспрекословного подчинения его администрации, именно Ольга предложила отправить женскую делегацию к жене барона Аделаиде. Ольга, прекрасно владевшая французским языком, сама возглавила делегацию и вела переговоры с баронессой, окончившиеся полным успехом. Несколько позже она вышла замуж за Иегошуа Ханкина, бывшего моложе ее на 12 лет. Через год после свадьбы Ольга уговорила мужа перебраться в Яффо, поближе к семье. И сразу же пошла работать акушеркой в госпиталь, находящийся на территории квартала, заселенного немцами-темплиерами из Вюртемберга.

Она стала очень известной акушеркой, которая могла оседлать коня и отправиться в одниночку в любую точку страны принимать роды у еврейских и арабских рожениц, которую боялись дорожные разбойники и которую очень уважали местные арабские богачи. Благодаря этому Ханкину удалось приобрести земли Хирбет Дурана, принадлежавшие богачу Бутрусу Руку – у жены эфенди Ольга принимала роды.

Ханкины и Белкинды перебрались в новое селение, которое по предложению Исраэля Белкинда было названо Реховотом. После этой покупки Иегошуа не остановился. Следующим местом, привлекшим его внимание, стала Хадера, заселенная племенами, занимавшимися разбоем. Участок был куплен у хайфского эфенди Салима Хури и заселен первыми переселенцами.

В 1914 году с началом Первой Мировой, турки выселили из Палестины наиболее активных сионистов, в число которых попали и Ханкины. Глобальные перемены мирового масштаба принес 1917 год. После того, того, как Османская империя пала, и Палестина оказалась в руках англичан, изгнанникам удалось вернуться из ссылки. Кругом царила разруха. В этой ситуации Иегошуа развил еще более бурную деятельность по скупке земель. Начиная с этого периода и до своей смерти, он приобрел 600 000 гектаров земли для освоения поселенцами-сионистами в разных районах. Завершил начатую некогда сделку по покупке плодороднейших земель Изреельской долины, приватизировал почти все побережье Хайфского залива, значительную часть горы Кармель и другие участки земли в Хайфе, которую мечтал видеть еврейским городом. И его труды, наконец, были зачтены.

В 1927 году Иегошуа стал представителем сионистского руководства в Палестине, в 1932-м - директором земельной корпорации Палестины, а в 1934-м ему было присвоено звание почетного гражданина Тель Авива. Только вряд ли бы все это свершилось, не имей этот человек преданного друга в лице Ольги. Ведь удачному окончанию операций во многих случаях он был обязан именно жене, которая не только поддерживала его морально, но и завязывала нужные связи, находила ссуды, склоняла противников на сторону мужа. Когда в 1942 году она умерла, то Ханкин построил для нее усыпальницу на горе Гильбоа, недалеко от Эйн Харода. А через три года занял место рядом. Так они и покоятся вместе над выкупленной им долиной.

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2017
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов