23 ИЮЛЯ. Еврейский театр “Габима” в Москве лишили финансирования.

Опубликовано в День в еврейской истории

350px Flickr Government Press Office GPO A GROUP PHOTO OF ACTORS IN THE HABIMA THEATRE

В 20-е годы еврейским культурным вопросом занималось так называемое Центрального бюро евсекций (ЦБЕС), которое обслуживало политические заказы партийного руководства. Эта структура весьма негативная роль в национальной политике, в частности, в отношении еврейского театра “Габима”.23 июля 1920 года на проходившем под эгидой ЦБЕС I Всероссийском съезде еврейских деятелей просвещения и социалистической культуры была одобрена резолюция, гласившая:

«…Театр “Габима” возник еще при старом режиме для ублаготворения еврейских меценатов — биржевых спекулянтов. С устранением этого паразитического класса волей пролетарской диктатуры “Габиму” пытаются перевести на содержание советской власти… чтобы использовать его авторитет для сионистско-гебраистских целей… В настоящий период социальной революции, когда искусство должно поднять боеспособность пролетариата, моральная или материальная поддержка такого учреждения, как “Габима”, является преступлением».

Драматический театр «Габима», существовавший в Москве в 1917–1926 годах, пользовался популярностью в кругах столичной творческой интеллигенции. В 1918 году художественным руководителем «Габимы» стал известный режиссер Евгений Вахтангов, чьи постановки в этом театре высоко оценил его учитель Константин Станиславский. Имея влиятельных покровителей в лице русской культурной элиты, театр был включен в состав субсидируемых правительством учреждений искусства. Однако в конце 1919 года, то есть с началом гонений на сионистские организации, заведующий еврейским подотделом Наркомпроса и активный евсековец Левитан обратился к наркому по просвещению Анатолию Луначарскому с предложением приостановить государственную поддержку «Габимы» на том основании, что он-де имеет «целью не просвещение масс, а затемнение посредством национально-романтической идеологии». Демарш Левитана поддержал его непосредственный начальник заведующий отделом просвещения нацменьшинств Наркомпроса Кон, с кем, в свою очередь, солидаризировался председатель ЦБ ЕС Диманштейн, заявивший, что «трудовые деньги не могут пойти на поддержку буржуазной прихоти».

Луначарский, теоретик и идеолог нового советского искусства, не стал защищать эстетически чуждый ему театр. 16 февраля 1920 года он санкционировал постановление подведомственного ему Центрального театрального комитета о лишении «Габимы» государственной дотации. После этого, 31 июля стараниями заведующего еврейским отделом Наркомнаца Мандельсберга в протоколе заседания коллегии появилась следующая запись: «Слушали: жалоба представителя древнееврейского театра “Габима” на постановление Центротеатра о лишении его государственных субсидий и ходатайство его о возобновлении субсидий.

Постановили: а) древнееврейский театр “Габима” как по языку, так и по своему духу и идее совершенно чужд еврейским народным массам и потому не может служить источником просвещения этих масс; б) “Габима” служит рассадником буржуазно-националистической культуры и идеологии, а отнюдь не революционной идеи.
Постановлено: считать невозможной государственную поддержку “Габимы” и постановление Центротеатра считать правильным.»

В публикации использованы материалы с сайта: history.wikireading.ru

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

Добавить комментарий




© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2018
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов