11 АПРЕЛЯ. В Мексике состоялось «великое аутодафе»

Опубликовано в День в еврейской истории

129315703 Autodafe

11 апреля 1649 года в Мексике произошло так называемое «великое аутодафе», вошедшее в историю как яркое проявление мексиканской инквизиции. Оно было специально направлено на так называемых «новых христиан», как называли в испанских колониях Америки обращенных иудеев или «конверсос». Эти евреи едва ли не монополизировали торговлю между Испанией и ее колониями. Улики против них были ненадежными, однако инквизицию прельщали их деньги и имущество. Кроме того, в Новом Свете у нее имелось больше возможностей для фабрикования дел, чем в Испании.

О «великом аутодафе» 1649 года возвестили заранее торжественными процессиями с трубами и барабанами через весь Мехико. Толпы стали стекаться в столицу за две недели до события, некоторые преодолевали расстояние в 600 миль, чтобы увидеть предстоящее зрелище. В день накануне публичного суда устроили причудливую процессию.

По улицам столицы двигались двойные ряды роскошных карет, в которых восседали знатные особы. Во главе этой карнавальной процессии выделялся штандарт инквизиции. Прибыв на площадь, где должно было состояться аутодафе, многие зрители остались в своих каретах на всю ночь, чтобы не потерять удачного места.

Публичному суду предстояло подвергнуть общим числом 109 заключенных, представлявших, как сообщалось, «большую часть мексиканской коммерции». У всех заключенных конфисковали поместья и имущество, и ничто из этого не возвратили, даже тем, кто впоследствии примирился с церковью, получив требуемое наказание. Двадцать человек сожгли в изображении – кто-то из них бежал из тюрьмы, кто-то умер в ней под пытками, двое кончили жизнь самоубийством. Из лично присутствовавших на суде заключенных 13 приговорили к костру, однако 12-ти (после того, как они раскаялись в последний момент и примирились с церковью), "милосердно" даровали возможность подвергнуться удавлению, прежде чем их коснется пламя костра. Только одного человека - некоего Томаса Тревиньо - в действительности сожгли живьем.

В ходе судебного разбирательства он отвергал обвинение в том, что тайно исповедовал иудаизм. Однако в ночь перед казнью он узнал о своем приговоре и вслед за тем открыто провозгласил о своей приверженности иудаизму, заявив о намерении умереть в своей истинной вере. «Дабы заглушить его богохульственные речи, на аутодафе его вели с кляпом во рту, но, несмотря на кляп, можно было слышать, как он заявлял о своей вере и поносил христианство». На костре он остался непреклонным. «Не сломленный до самого конца, он подгребал к себе ногами горящие головешки, а последними различимыми его словами были: «Подбросьте дров, мои деньги стоят того».

Само «великое аутодафе» дало конфискованного имущества на общую сумму 3 миллиона песо. По сегодняшним деньгам эта сумма была бы равносильна 30 миллионам фунтов стерлингов, а ее покупательная способность в то время была много выше. По грубым подсчетам этой суммы могло тогда хватить для того, чтобы возвести свыше 238 крупных городских построек.

В публикации использованы материалы книги Майкл Бейджента и Ричард Ли «Цепные псы церкви»

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



©kemokiev.org – сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2019. Все материалы, размещенные на kemokiev.org, являются собственностью сайта.
При использовании материалов, упоминание КЕМО и активная ссылка на страницу публикации обязательны.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.