3 МАЯ. Родилась Голда Меир

Опубликовано в День в еврейской истории

9d09628e688df72b3c5e8705ece95afb

3 мая (по новому стилю) 1898 года в Киеве, на Бессарабке, на улице Бассейной в доме №5 родилась будущая премьер-министр Израиля Голда Меир (урожденная Мабович).

Ее отец Моисей Мабович работал плотником, а мать Блюма перебивалась случайными заработками, в том числе подрабатывала кормилицей. Семья была очень бедной, Голда была седьмым ребенком в семье, где из восьми детей выжили только Голда и две ее сестры.

В 1903 году произошел кровавый Кишиневский погром, поразивший своей жестокостью. В Киеве также оставаться было небезопасно и семья Голды переехала в Пинск. В восьмилетнем возрасте Голда вместе со своими сестрами и матерью переезжает в США вслед за раннее уехавшим отцом. Семья поселяется в Милуоки.

В молодости Голда много читала. Она открыла для себя Достоевского, Толстого, Чехова и Диккенса. Когда Голде было 14 лет, ее родители сосватали за тридцатилетнего страхового агента. Голда, будучи бескомпромиссным и самоуверенным подростком, сбежала из дому в Денвер к сестре, которая к тому времени стала убежденной сионисткой и устраивала в своем доме еженедельные сионистские собрания. Эти собрания пленили впечатлительную Голду и также превратили ее в сионистку. Одним из мужчин, посещавших собрания, был Моррис Мейерсон, за которого Голда впоследствии вышла замуж. Голда была захвачена движением "Poale Zion" ("Рабочие Сиона") и стала его преданным сторонником. Независимость и железная воля уже глубоко и прочно укоренились в ней. В семнадцатилетнем возрасте Голда вступает в "Poale Zion" и начинает выступать на митингах, будучи еще школьницей и обучая по ночам иммигрантов английскому языку.

Голда вышла замуж за Морриса Мейерсона в 19 лет, но к тому времени она уже решила, что ее судьба – жить в Палестине. Она сообщила Моррису о своих планах и предложила ему присоединиться к ней. Моррис был мягким человеком и ничего не мог противопоставить жизненной силе Голды.

Два года Голда путешествовала по Соединенным Штатам, собирая деньги на оплату судна "Pocahontas", зафрахтованного для поездки в Тель-Авив. Так началась ее история, продолжавшаяся пятьдесят лет. Голда уговорила сестру присоединиться к ней, чтобы превратить Палестину в новую родину и будущий дом для "блуждающих евреев".

И вот 23 мая 1921 года судно вышло в море с 23-х летней Голдой, ее мужем Моррисом, ее сестрой с двумя детьми и еще с двадцатью тремя энтузиастами-сионистами на борту. Путешествие было бедственным с самого начала: на корабле были мятежи, смерть, приближался голод, был убит капитан. В довершение всего брат капитана сошел с ума. 14 июля 1921 года группа прибыла в Тель-Авив, полуголодная и без всякого багажа. Их мечтой, их райским уголком должен был стать Тель-Авив, который на самом деле был городком среди пустыни, основанным лишь двенадцать лет назад, без растительности и естественных ресурсов. Все было так бесплодно и дико, что многие прибывшие заплакали, отчаявшись, и захотели вернуться. Только Голда была возбуждена и говорила: "Я глубоко счастлива".

Эта пустыня была воплощением детской мечты Голды об отечестве для евреев, и она полюбила ее с первого дня. Меир часто говорила: "Еврейский народ имеет право на кусочек земли, где он мог бы жить как свободный, независимый народ". Она решила превратить эту застывшую полоску пустыни в свой постоянный дом. Мейерсоны вступили в киббуц (коммунальную деревню) более коллективную, чем решился бы создать любой коммунист. В деревне все было общим, большинство жителей были больны малярией, не было уборных, вода была загрязнена, продукты часто были несъедобны или испорчены, но Голда была всегда полна оптимизма. Она любила жизнь киббуца и вскоре, в двадцать три года, ее избрали в управляющий комитет. Однако, так как жизнь киббуца оказалась слишком трудной для Морриса, в 1923 году пара вернулась в Тель-Авив, где Голда продолжила активную сионистскую деятельность.

В 1928-29 годах она стала делегатом Американской Сионистской партии и вернулась в Соединенные Штаты. В 1929 году ее избрали делегатом на Всемирный сионистский конгресс. Меир переехала в Нью-Йорк и путешествовала по стране в течение двух лет.

В тридцатые годы Меир объездила весь мир как представитель Всемирной сионисткой организации и Еврейского агентства за Палестину. В этот период она была известна как Золотая Девушка сионистского движения, в то время как жила по-спартански. Зачастую у нее не было электричества, газа, персонального телефона, большую часть своей жизни она спала на кушетке. Она могла плакать, когда не было еды, но никогда не задумывалась, когда приходилось с хладнокровным спокойствием противостоять вооруженным мужчинам.

Когда незадолго до Второй мировой войны арабы присоединились к гитлеровской оси, Меир отправилась в путешествие, произнося речи, призванные убедить ее юных соотечественников присоединиться к Британии. Ей удалось завербовать около 33000 сионистов в Британские вооруженные силы. Во время войны ее назначили главой Сионистского политического департамента. Также она служила в Британском военном экономическом консультативном совете.

В послевоенной борьбе за установление независимого еврейского государства Голда присоединилась к группе Бен-Гуриона, которая была арестована и заключена в тюрьму в самое критическое время в истории сионистского государства. Лидеры этой группы назначили Меир номинальной главой правительства. В это время корабль "Exodus", перевозя 4700 перемещенных евреев из Северной Европы, в том числе 400 беременных женщин, направлялся в Палестину. Политические махинации Британии и арабов привели к международному инциденту, когда Британские эсминцы блокировали корабль на пути к Палестине. Меир приняла в судьбе корабля личное участие и вступила на его борт, бросив вызов Британским вооруженным силам и заявив: "Вы все можете присоединиться к нам". После инцидента с "Exodus" Альберт Спенсер, секретарь Британского Военного Совета, сказал: "Голда была самой одаренной женщиной, которую я встречал... Подобно мистеру Черчиллю, она находила простое решение любой проблемы".

В 1947 году Организация Объединенных Наций наконец проголосовала за раздел Палестины и независимость Израиля. Это вызвало вооруженное противостояние между арабами и евреями. Меир направилась в Иерусалим, где борьба приобрела жесточайший характер. Меир так определила причины их победы в борьбе за выживание: «У нас было секретное оружие - отсутствие альтернативы».

Перед Войной за Независимость она решилась встретиться с королем Иордании Абдуллахом, чтобы предотвратить надвигающуюся войну. Когда друзья предупредили ее, что она может умереть, Меир ответила: "Я готова пойти в ад, если это даст шанс спасти жизнь хотя бы одного еврейского солдата".

Меир переоделась арабской женщиной и перешла границу, чтобы встретиться с Абдуллахом, который, по сути, больше боялся ее, чем она его. Шофер-араб был "так испуган, что высадил их прежде, чем они достигли места встречи". Король спросил, почему она с таким нетерпением борется за независимое государство. В своей неподражаемой манере Меир отвечала: "Я не думаю, что 2 000 лет можно воспринимать как "большую спешку". Она сказала Абдуллаху, что будет война и что Израиль в ней победит. Просила его воздержаться, к сожалению, безуспешно от нападения. В автобиографии она пишет: "Это была величайшая наглость с моей стороны, но я знала, что мы должны победить".

Еще одной миссией Меир в деле создания новой нации была задача собрать деньги, чтобы спасти ее от немедленного истребления. Во время Войны за Независимость, евреи на линии фронта просили у Меир разрешения покинуть свои территории, потому что для обороны своих рубежей им нужны были танки, которые стоили 10 миллионов долларов. Она ответила им: "Хорошо. Вы остаетесь, а я достану 10 миллионов на ваши танки". Она немедленно поехала в Америку, где начала лихорадочно добывать деньги, в первую очередь обратившись с взволнованной мольбой о помощи к своему идеалу - Элеоноре Рузвельт.

Преодолев все трудности, она совершила величайшее чудо в истории долгой борьбы за Независимость и собрала за три месяца 50 миллионов долларов. Меир вернулась из Америки совершенно изнуренной, перенесла сердечный приступ, но смогла вернуться в строй к моменту провозглашения в Палестине 14 мая 1948 года государства Израиль. Мечта ее сбылась. Хорошо осведомленные политики говорили: "Если Бен-Гурион - это отец Израильского государства, то Голда - его мать".

В сентябре 1948 года Меир стала первым послом Израиля в Советском Союзе. Ее назначили на этот пост не из политического фаворитизма, который имеет место в большинстве правительств, а потому, что она по своей высочайшей квалификации более всех подходила для этого поста.

Но в апреле 1949 года Меир вернулась в Израиль, чтобы принять новый пост министра труда и социального страхования в кабинете Давида Бен-Гуриона, ставшего премьер-министром. На этом посту она стала архитектором национального плана страхования соотечественников. Меир провела следующие семь лет на этой почетной и полезной работе. В июле 1956 года ее назначили министром иностранных дел и представителем Израиля в Организации Объединенных Наций. Она проработав на этом посту 10 лет.

После внезапной кончины премьер-министра Леви Эшкола 17 марта 1969 года Голду Меир единодушно избрали четвертым премьер-министром Израиля. Она стала первой и пока единственной женщиной — премьер -министром этой страны.

Правление Меир сопровождалось частыми столкновениями между Израилем и его внешними врагами, и именно поэтому она в семьдесят... работала долгими часами так, как никогда ранее, и больше путешествовала.

В 1973 году началась Война Судного дня. Накануне поступали сообщения о сосредоточении войск и другие признаки, которые настораживали ее относительно намерений арабов. Однако ее советники и члены кабинета уверяли: "Не беспокойтесь. Войны не будет". Ее начальник канцелярии, министр обороны, шеф разведки и министр торговли также в один голос уверяли, что не существует никаких проблем. В результате трагедия унесла 2 500 еврейских жизней, многие из которых могли бы быть спасены. На пятый день войны, когда был уже близок полный разгром, она позвонила госсекретарю США Генри Киссинджеру среди ночи. Его адъютант ответил: "Сейчас полночь, подождите до утра". Меир сказала: "Меня не заботит, который теперь час. Нам нужна помощь сегодня, потому что завтра может быть слишком поздно. Я лично полечу инкогнито, чтобы встретиться с Никсоном. Я хочу вылететь как можно быстрее". Киссинджер капитулировал и пригласил ее в Вашингтон. Сила и уверенность Меир сделали свое дело, и американский воздушный мост заработал как раз вовремя, чтобы спасти и битву, и нацию.

Меир ушла в отставку 10 апреля 1974 года, после пяти бурных лет в качестве премьер-министра. Ей было почти семьдесят шесть. В своем прощальном заявлении в качестве правительственного чиновника она выразила концепцию выживания с позиций силы: "Если Израиль не будет сильным, то не будет мира".

Голда Меир умерла в 1978 году в Иерусалиме и была похоронена на горе Герцль. В 1998 году к столетию со дня рождения выдающейся киевлянки на фасаде здания, где она родилась и провела детство установили мемориальную доску. В церемонии открытия приняла участие дочь Голды Меир Сара.

В публикации использованы материалы с сайта: callofzion.ru, kiev-foto.info

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



©kemokiev.org – сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2019. Все материалы, размещенные на kemokiev.org, являются собственностью сайта.
При использовании материалов, упоминание КЕМО и активная ссылка на страницу публикации обязательны.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.