О еврейском миссионерстве

Опубликовано в Публикации

38148166 1693518410757488 7152906253507756032 n

Миссионерская практика христиан зачастую вызывает осуждение, упреки и резкое неприятие со стороны евреев-приверженцев традиционного (тем более, ортодоксального) иудаизма. Но настало время, когда иудаизм сам радикально обновляет свою религиозную политику и... активно занимается миссионерством!

Причем, среди христиан-неевреев. Делимся с вами интересными размышлениями об этом религиоведа и переводчика Юрия Табака:

"Современный иудаизм, похоже, радикально обновляет свою религиозную политику – вернее, возрождает, казалось бы, уже забытую за две тысячи лет.

В первые века христианской эры, до признания христианства официальной религией Римской империи, раввинистический иудаизм и ранее христианство вполне конкурировали на почве миссионерства. И иудаизм достиг немалых успехов на этом поприще: значительное число римских граждан – от простых рабов до знатных матрон – были вовлечены в орбиту еврейской религии.

С утверждением христианства в качестве господствующей религии и началом гонений на иудаизм еврейское миссионерство быстро сошло на нет, что объяснялось вполне естественными причинами. Переход из христианства в иудаизм грозил смертью обратившемуся и крупными неприятностями еврейской общине, да и державшие круговую оборону, жившие максимально замкнуто еврейские общины диаспоры боялись засланных "казачков". В результате за почти двадцать веков переходы в иудаизм были очень редки и становились поистине легендарными событиями, вроде истории знаменитого графа Потоцкого.

Сама теология и практика иудаизма в плане обращения иноверцев стала выстраиваться в том духе, что иудаизм – это нелегкое бремя принятия на себя 613 заповедей, что совершенно необязательно для иноверцев. Сформировалась концепция Ноахидовых законов: неевреи обязаны исполнять всего лишь семь заповедей, и тогда они получат удел в будущем мире.

Христианство же продолжало активно миссионерствовать, нередко ставя евреев перед выбором "крещение или смерть". И за много веков эта политика выработала у религиозных евреев стойкое неприятие христианства и недоверие к нему. В любых христианских шагах, даже, казалось бы, самых доброжелательных, евреи усматривали открытое или скрытое стремление обратить их. И в основном такие опасения были справедливы.

Поэтому, когда в 20 в., особенно после Холокоста и все большего признания христианскими церквями своей исторической вины перед евреями, стал активно развиваться иудейско-христианский диалог, то вопрос миссионерства вышел на первый план. Страх евреев перед христианским обращением стал главным препятствием к диалогу. И хотя немало христиан настаивало и продолжает настаивать, что их слова и дела проникнуты любовью и не имеют ничего общего со средневековой христианской практикой, евреи им преимущественно не верят, полагая, что "раньше нас хотели обратить огнем и мечом, а сейчас хотят задушить в объятиях". Соответственно, в наше время еврейские религиозные организации не только идеологически сопротивляются миссионерской практике, но и создают специальные оборонительные структуры по борьбе с миссионерством – как, например, "Яд ле-Ахим" в Израиле. Существовала подобная организация (Лига "Маген") в Москве и в Украине, когда особенно активно миссионерствовали "Евреи за Иисуса".

Миссионерская практика вызывает гневное осуждение евреев, а со стороны еврейских участников диалога – резкие упреки в адрес христианских организаций за потворство ей или за молчаливое невмешательство. Даже внутренние документы христианских церквей пристально рассматриваются евреями на наличие или отсутствие там миссионерской ноты.

Многие христиане, ратующие за развитие иудейско-христианского диалога, прекрасно понимают опасения евреев, невозможность диалога в такой ситуации и отвергают любой вид христианского миссионерства. Неслучайно поэтому крупнейшая международная организации по развитию иудейско-христианского диалога, "Международный совет христиан и иудеев" (ICCJ), включающая представителей иудейских и христианских общин из нескольких десятков стран, записала в своем уставе жесткое требование: любые миссионерские действия влекут за собой исключение из организации. Формально требования устава были обращены к обеим сторонам диалога, но в реальности они, конечно же, были направлены в адрес христиан: еврейский прозелитизм представлялся почти невероятным.

И тут начинается самое интересное. В конце 20 в., а особенно в последнее десятилетие, начало активно рекламироваться движение Бней-Ноах, опирающееся по словам его идеологов, на концепции р. Кука. Создано сразу несколько организаций движения – Объединенные Ноахидовы академии, Высший совет Бней-Ноах, Объединенный Ноахидов совет. В Израиле под руководством р. Ури Шерки создан «Брит Олам – Всемирный Ноахидский Центр». В Иерусалиме состоялся Первый международный конгресс потомков Ноаха. Целью движения заявляется обязанность "еврейского народа помогать в распространении Законов потомков Ноя среди народов мира".

Однако среди кого, собственно, предполагается распространять законы Ноахидов? Напомним эти законы:

1. Запрет идолопоклонства

2. Запрет богохульства

3. Запрет предумышленного убийства

4. Запрет на грабеж и киднепинг

5. Запрет прелюбодеяния

6. Запрет употребления в пищу плоти, отрезанной от живого

7. Обязанность создать справедливую судебную систему и понятные законы, а также обеспечить равенство всех перед этим законом.

Зададимся вопросом: какая из монотеистических религий отвергает перечисленные пункты? Кто из современных католиков, протестантов, мусульман сознательно руководствуется иными требованиями (многочисленных грешников и террористов мы в расчет, разумеется, не берем)? Кто из них сознательно плоть от живого ест, занимается киднепингом, убивает? Подавляющее большинство граждан всех цивилизованных стран давно уже, по определению Ноахидовых законов, имеют право на долю в будущем мире. Чему же и кого собираются учить идеологи движения Ноахидов? Ведь не к индуистам и не к племенам Амазонки обращен их взыскующий взгляд, а преимущественно к монотеистам, и фактически – к христианам.

Разумеется, тут напрашивается хорошая отмазка: в духе современного диалога, мы будем знакомить неевреев с нашей традицией, раскрывать им все богатство иудаизма. Эти соображения положены в основу рекламы курсов для ноахидов в московском МЕОЦе: "Лекции и уроки с опытными раввинами помогут вам:

— узнать, как Тора соотносится с современностью и вашей жизнью;

— получить бесценные знания о законах Б-га и их практическому применению;

— услышать избранные комментарии мудрецов по недельным главам Торы;

— понять, как связаны материальный и духовные миры и какое место человека в этом мире;

— научиться пользоваться хасидскими знаниями в повседневной жизни;

— расширить свой кругозор, познакомится с новыми друзьями и полезно провести время!"

Т.е. московские хасиды желают того же, что декларируют иудейско-христианские организации: чтобы неевреи узнали "другого", познакомились с его духовным наследием. Но разница в том, что иудейско-христианские организации декларируют необходимость обоюдного знакомства с традициями, взаимного обмена знаниями. А когда я некогда задал вопрос, как евреи отнесутся к тому, что церковные организация вывесят в соцсетях рекламу, приглашающую евреев ознакомиться с христианскими ценностями, то реакции были преимущественно негативные: в сети христианские заманивают. А вот хасиды, дескать, не заманивают, только знакомят.

Логика тут довольно зыбкая, и вот тогда появляется совершенно новая, лишенная стеснений концепция Ноахидов: "Движение „Бней Ноах“ состоит в полном присоединении к иудаизму как к религии, без того чтобы стать частью еврейского народа (и поэтому без совершения гиюра), но с тем, чтобы учиться у евреев и вместе улучшать мир». Эта концепция практически не находит оснований в еврейских священных книгах. Когда я долго пытался найти ее авторитетные иудейские источники у сторонников движения, то убедительного ответа так и не получил. И здесь уже откровенно звучит миссионерский мотив: "полное присоединение к иудаизму", разумеется, предполагает отказ от христианских и мусульманских верований. Таким образом, меняется почти двухтысячелетняя идеология отказа евреев от миссионерства. Что, в свою очередь, ведет к полному слому современного иудейско-христианского и иудейско-мусульманского диалога, основанного на отказе от прозелитизма. Мало того, все еврейские организации, протестующие против христианского миссионерства, лишаются на это морального права, поскольку сами евреи позволяют себе теперь активно миссионерствовать. В результате у христианских миссионеров оказываются полностью развязаны руки на развитие своей деятельности.

Конечно, и тут сторонникам движения Бней-Ноах можно придумать отмазку: мы, дескать, обращаемся не к христианам, а к давно обмирщенным гражданам, для которых идолом стал современный мир потребления.

Но тут вносит ясность и служит ярким подтверждением вышесказанному недавнее интервью именно хабадского раввина, шалиаха (посланника) в Бразилии Яакова Геренштата. Отметим, что ХАБАД всегда ставил своей задачей только духовное окормление евреев, никоим образом не выходя за эти рамки. И характерно, что именно хасид ясно и жестко высказывает новые идеи: "Сегодня мы управляем пятьюдесятью общинами ноахидов в Бразилии... Я хочу заметить, что многие руководители — это бывшие священники, которые раскрыли ложь, с которой они жили все это время. Недавно пришел священник и рассказал, что когда он понял всю ложь христианства, то собрал свою общину в количестве 300 человек и рассказал им правду. После этого он закрыл свою церковь и всех отправил по домам... Во время наших уроках люди учат, что в мессианское время все народы мира признают главенство еврейского народа и будут с радостью служить избранному народу".

Разумеется, все разговоры о пятидесяти отпавших от христианства общинах – вероятно большое преувеличение, как и вообще разговоры о гигантских достижениях движения. Думается, оно функционирует по обычной схеме: получив деньги от спонсоров, надо показать впечатляющий результат, чтобы получить дальнейшие деньги. Да и собрать с привлеченных десятины, как и со слушателей курсов, неплохо бы: недаром в своем интервью р. Геренштат много и красочно говорит о деньгах: "Есть ещё одна очень важная вещь, о которой хотелось бы рассказать. Многие посланники тратят много времени на сбор денег для своих нужд, что отвлекает их от основной работы. Благодаря тому, что мы занимаемся с неевреями, они дают много пожертвований, которые покрывает все наши расходы. Это тоже связано с Освобождением, потому что Ребе сказал, что как перед выходом из Египта евреи опустошили эту страну и египтяне давали им все свои богатства, то нечто подобное произойдёт перед Освобождением. И вместо того, чтобы бегать заниматься сбором денег, лучше всего работать с ноахидами, которые считают за честь помогать нам. Что касается использования денег, есть различия между пожертвованиями неевреев, которые можно использовать только для помощи бедным неевреям, и пожертвованиями ноахидов, который можно использовать для самих евреев".

Но деньги – деньгами. Какие бы идеологические либо коммерческие интересы не стояли за новыми веяниями, они представляются довольно серьезным возвратом в прошлое от норм цивилизованного диалога и чреваты разрушением накопленного за вторую половину 20-го века позитивного опыта межрелигиозного общения."

Юрий Табак, религиовед и переводчик
Источник: stmegi.com/opinions

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

Добавить комментарий




© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2018
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов