Документы архива Нузи и библейские тексты

Опубликовано в Публикации

Нузи – древний город в северной Месопотамии, к востоку от реки Тигр, который населяли хурриты. Развалины Нузи были открыты в Йорхан Тепе, примерно в 12 километрах южнее Киркука (Ирак), в ряде раскопок, ведшихся под началом Пенсильванского университета с 1925 по 1931 гг. в сотрудничестве с Еврейским Музеем, Гарвардом и Американским Центром Научного Исследования Востока.

Археологические экспедиции открыли, что в III тысячелетии до н.э. на этом месте был расположен маленький, но важный город Гасур Аккадской империи. В середине II тысячелетия до н.э. город был захвачен хурритами и переименован в Нузи. После разгрома Хурритского царства Митани Хеттским царством Нузи был захвачен ассирийцами.

При раскопках теля (в основном в 1925–31 гг.) были обнаружены тысячи глиняных клинописных табличек периода середины II тысячелетия до н.э., в которых содержатся сведения, относящиеся к различным областям жизни, в том числе обычаи и законы хурритского общества[1]. Многие таблички составляют различные постановления, распоряжения и другие деловые документы, около их четверти представляют деловую переписку одной семьи царского чиновника – правителя города.

Важность находок обусловлена тем, что обнаруженные архивы показывают хурритские обычаи и законы, близкие и параллельные обычаям и практике еврейских патриархов и еврейского народа, приведенных в книге Бытие и других текстах Библии[3].

Так, исследователи указывают, что в этих текстах ориентиром часто служат частные колодцы, т.е. принадлежащие одному лицу или целому роду. Здесь уместно будет вспомнить о договоре Авраама с Авимелехом о выкопанном патриархом колодце (Быт.21: 25-30) и о повсеместно встречающейся в Библии ориентировке по именуемым источникам.

Многие из документов касаются купли и обмена. Все сделки, усложняя процедуру передачи собственности, были записываемы, после записи их скрепляли печатью и объявляли в воротах города (ср. Быт.23:10-18). Также сапог в текстах Нузи выступал как символ купли (ср. Руф.4:7), а брать сандалию кого-либо означало принять на себя право над всем человеком, но только с целью попечения, что можно сравнить с содержанием отрывка Руф.3: 12 – 4:7. Притеснением бедных являлась продажа его пары башмаков – простой знак купли (ср. Ам.2:6; 8:4-6).

Другая большая группа документов касается передачи наследства. Обычно имение переходило к старшему сыну, который при этом получал «двойную долю». Случалось, что родители были бездетны, тогда они могли усыновить кого-нибудь со стороны, даже если тот был рабом. В частности, бездетный мужчина в Нузи мог усыновить уже взрослого человека, который становился его наследником в обмен на заботу о приемном отце (или даже на врученную такому «отцу» сумму). Такой приемный сын, как предполагалось, должен был не только заботиться об усыновивших родителях в их старости, но и совершить достойное погребение с необходимым содержанием религиозных обрядов (включая религиозные возлияния) и сохранить семейное имя при передаче имущества. Это может объяснить желание Авраама усыновить Елиезера как наследника до того, как родился Исаак (Быт.15:2-4). Но, если затем у усыновившего рождался сын, именно он получал основную долю в наследстве.

Из текстов Нузи также становится известно о существовавшем обычае, когда бездетная жена давала свою служанку своему мужу и рожденный ребенок считался ее. Так, в одном из текстов брачного контракта говорится: «Если Галимнину [жена] родит ребенка, Шемнина [муж] не может взять другой жены, но если она не родит, Гилимнину должна дать женщину Луллу [рабу] женой Шемнину, Если от их совокупления родится ребенок, Глимнину не может быть выгнана…». Это напоминает эпизоды, когда бездетная Сарра дала свою служанку Агарь Аврааму (Быт.16:3) и Рахиль дала Валлу, а Лия –Зелфу их мужу Иакову (Быт.30:4-9). Согласно этим же обычаям сын Агари считался сыном Сарры (Быт.16:2). В этом же тексте Нузи мы находим подтверждения словам Сарры «не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком» (Быт.21: 10). Там сказано: «Если Шурихил [жена] родит собственного сына, он [муж] должен будет первенцу двойную долю… Шенниля [усыновленный] после этого должен быть вторым». Брачные контракты, заключавшиеся в Нузи, прямо предусматривали возможность такого выхода из подобной ситуации.

В документах Нузи затрагиваются и женские права наследования. В частности, наследование земли не было ограничено одними сыновьями. В хурритских семьях дочери также могли унаследовать собственность. Это правило отражено и в Торе: если человек умирал и у него не было сыновей, семейное наследство переходило к его дочери (Чис.27:8).

В одной из табличек Нузи описан случай продажи старшим братом права первородства младшему. В ней три брата составили «документ братства» относительно поля, на основании чего один давал другому «три овцы взамен его наследственной доли». Это напоминает библейский рассказ о продаже Исавом первородства Иакову за чечевичную похлебку[4] (Быт.25:29-34).

Табличка из Нузи также рассказывает, как право наследования собственности было дано в виде устного благословения умирающим (ср. Быт.27:29, 33, 37; 49:8). В Нузи сын, предъявивший свидетелей, чтоб подтвердить слова умершего отца, выигрывал процесс в суде.

В документах Нузи находят параллели некоторые другие события в жизни Иакова. Так, слова Иакова Лавану о своей честности перед ним (Быт.31: 38-39) важны, потому что в Нузи один собственник выиграл судебный процесс против своего наемного пастуха за незаконное убийство животных. Общераспространенность таких законов видна в Исходе 22:1-2, в законах Хаммурапи (§262). В Нузи также рабы работали по договору какой-то период времени за своих жен.  Этот обычай нашел отражение в случае с Иаковом (Быт. 29:18, 27). Брачный договор иногда включал условия, запрещавшие приобретение других жен, что находит отражение в словах Лавана (Быт.31:50).

Обладание семейными идолами было важным для носителя титула семейного главы и в наследовании имущества, поэтому божки передавались с наследством. Возможно, поэтому Рахиль украла семейных божков (терафимов, Быт.31:19), смысл чего исследователи объясняют хурритским обычаем, согласно которому зять становился наследником тестя, если получал его терафим (Быт. 31:19, 34, 35). О подобном понимании этих мест говорит и тревога Лавана о своих украденных божках, казалось, более, чем о потере дочерей и стад (Быт.31:30).

Левиратный брак, который, как считалось, появился в патриархальное время (Быт.38:8; Втор.25:5-10), уже был известен в Нузи. Отец требовал в случае смерти одного сына обручение жены другому его сыну.

Таким образом, тексты архива Нузи наполнены дополнительными деталями картины древнего мира, которые нашли отражение в библейских текстах при описании образа жизни и быта еврейского народа, особенно эпохи патриархов.

 


[1] Хурриты (библ. хориты) – народ, который был известен до этого исключительно по древним документам и о котором не было археологических данных.

[2] http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/c3/Urkish_lion_-_21st_century_BC_-_Louvre_AO_19937%2C_AO_19938.jpg

[3] Удивительная схожесть описанных обычаев в текстах Нузи и Библии позволила некоторым западным библеистам назвать XV век до н.э. как возможное время жизни Авраама и его потомков, однако нужно учесть, что многие из этих обычаев существовали веками до этого, сохранив свое отражение, может быть, лишь в текстах хурритов.

[4] Конечно же, три овцы ценнее, чем «хлеб и миска чечевицы». 

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



© kemokiev.org –  сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2017
При использовании материалов сайта гиперссылка на kemokiev.org обязательна
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов