ПУБЛИКАЦИИ

Отличие законов ветхого и нового заветов: Равенство

В предыдущей статье «Отличие законов ветхого и нового заветов: Единство» мы говорили о том, что в новом завете было упразднено разделение между евреями и неевреями, которое присутствовало в Синайском завете. Новозаветняя еврейская семья стала гостеприимным домом для верующих из всех народов. В ней евреи не только оставались евреями, но могли раскрыть своё еврейство в полной мере. Язычники оставались представителями своих народов и вместе с тем приобщались к этому библейскому еврейству. Те и другие утверждались и входили в Божье Царство. Те, которые уже до этого пребывали в нём, мессианские евреи, утверждались. Те, кто из других народов, входили в это Божье Царство. Но все по благодати Мессии, другого входа не было и нет.
Что же касается закона, который действует в новом завете, то теперь акцент переносится с ритуальной части на духовно-нравственную. Как Иешуа сказал:


«Очистите внутренность сосуда и тогда вы поймёте, как очистить его внешне» (см. Матфея 23:25).


И в этой, духовно-нравственной части Торы, заповеди не только сохраняются, но, с одной стороны, углубляются и даже ужесточаются в новом завете, а с другой, их действие максимально расширяется. Духовная революция, которая произошла с приходом нового завета, затрагивала не только вопрос противопоставления евреев и неевреев, но она шла гораздо дальше. В новом завете духовно-нравственные заповеди распространяются на верующих всех других народов и вообще всего человечества. Но не только.

Мужчины и женщины, свободные и рабы

Мы знаем, что Тора и духовная практика Израиля в последующие века после дарования Торы делала очень чёткие разграничения между мужчинами и женщинами. Явное большинство заповедей Торы не имело отношения к женщинам. Все заповеди, которые касались места и времени, не относились к женщинам. Только ко взрослым мужчинам. Казалось бы, как хорошо было женщинам в Израиле! Но это не так.

Мы знаем, что ответственность, обязанности соединены с правами. Потому женщины, которые были освобождены от ответственности соблюдать огромное количество заповедей, не имели и соответствующих прав. Во многом женщины оставались бесправными.

Например, знаменитая заповедь в конце Декалога: 

«Не пожелай жены ближнего, не пожелай имущества ближнего». Правда, интересное сочетание «жены и имущества»? 

И ничего не сказано женщинам по поводу: 

«Не пожелай мужа ближнего». Это один из самых ярких и известных примеров.

Более того, в Торе была огромная разница в заповедях, относящихся к рабам и свободным. Я говорю только о евреях. Еврейские рабы, то есть полноценные евреи, которые стали рабами, также были освобождены от множества заповедей. И соответственно, у них не было основных прав, которые были у свободных евреев.
И вот здесь новый завет тоже принёс настоящую революцию! Женщины, слуги, даже рабы, на которых не распространялось подавляющее большинство заповедей Торы, стали полноценными и полноправными членами Божьей еврейской новозаветней духовной семьи! Знаете ли вы, что один из первых епископов римской новозаветней общины был рабом?

Закон заповедей как привилегия

Это невозможные вещи не только для древнего еврейского, но и для всего древнего общества. Всеми правами в Божьем Царстве мог пользоваться только тот, на кого распространяются все главные заповеди (тот самый закон Царства, о котором написано в Послании Иакова) и кто сознательно им подчиняется.

И когда мы говорим о Божьей любви в новом завете, очень важно и необходимо понимать, что такое распространение заповедей на всех людей, независимо от национальности, пола, социального статуса, даже гражданства стало вызовом, просто скандалом, шоком не только для вождей Израиля и большинства иудеев, но и для всех властей и большинства людей тогдашнего мира.

Для современного либерального евангельского христианина трудно понять, как верили, как жили, к чему стремились верующие первых веков, особенно первого века. Потому что для женщин, которые стали полноценными членами Божьей семьи, было такой привилегией, что теперь заповеди распространяются и на них. Потому что, когда пришли заповеди, пришли и права. Для рабов, которые оставались рабами социально, это было такой радостью.

Я когда-то читал некоторые исследования, где описывались реакции угнетённых низов античного общества. Для них такой радостью было, что к ним относятся те же законы, те же заповеди, что и к свободных гражданам. Только подумайте! А сейчас всеми правдами и неправдами многим хочется отделаться от этих заповедей и найти для себя тех учителей, которые льстят слуху и которые говорят: 

«Если ты верующий, ты не под законом. Конечно, грешить явно не надо. Но, что бы ты ни делал, всё равно Папочка будет тебя любить».

В такое хочется верить. И в это верят те, которые просто игнорируют Писание. Настоящие верующие, настоящие христиане в те времена думали совершенно по-другому.

Заповеди и неравенство в ортодоксальном иудаизме

Хочу привести цитату из одной удивительной статьи на одном еврейском светском сайте:

«Как известно, в одном из утренних благословений мужчина еврей должен благодарить Господа за то, "что не создал меня неевреем, что не создал меня рабом, что не создал меня женщиной". От такой благодарности, особенно в третьей её части, не только у феминисток, но и у современного среднестатистического гражданина, незнакомого с духовными глубинами наших предков, глаза бы на лоб вылезли. Поэтому в позднейшие времена это благословение получило изящную и благостную политкорректную интерпретацию. Дескать, мужчина радуется обязанностям изучать Тору и исполнять кучу заповедей, поскольку ему надо совершенствоваться, а женщина, дескать, и так совершенна.
 
Однако исходный смысл этой молитвы, разумеется, иной, в патриархальном духе поздней античности и раннего средневековья, что легко можно увидеть из диалога в талмудическом трактате Менахот (лист 43б), где в ответ на совет раби Аха бен Яакова сыну молится "и не сделал меня рабом" сын вопрошает: "А разве раб не то же самое, что женщина?" Мудрец отвечает: "Нет. Раб более презренный".
 
Но любопытно другое, не является ли введение этого благословения полемическим ответом на знаменитую максиму апостола Павла: "Нет уже ни иудея, ни язычника, ни раба, ни свободного, ни мужеского пола, ни женского ибо все вы одно в Мессии Иешуа"? (Галатам 3:28)

И в свою очередь, не является ли максима Павла полемическим ответом на сердечную благодарность, приписываемую древнегреческому философу Фалесу Милетскому: "Я благодарен судьбе за три вещи: во-первых, за то, что я родился человеком, а не зверем, во-вторых, что мужчиной, а не женщиной, в-третьих, что эллином, а не варваром". Аналогичное высказывание приписывается и Платону, он особенно благодарит небо за четыре благодеяния: что родился человеком, а не животным, мужчиной, а не женщиной, греком, а не варваром, и, наконец-то, он родился афинским гражданином и во времена Сократа. В любом случае, сходство высказываний мудрецов Талмуда и великих философов древности впечатляет».
Дальше автор иронизирует:

 «Кому ныне нужны Фалес с Платоном? Только мы, - пишет как бы от лица ортодоксальных иудеев, - твёрдо храним в   первозданной чистоте духовную глубину наших мудрецов, даже если порой приходится скрывать эту духовную глубину за  политкорректным фасадом, призванным утешить ещё неразумных».
Друзья, если вы встретите в писаниях раввинов объяснения, что эта молитва просто говорит о том, что женщина и так совершенна, и так прекрасна, а мужчине приходится ещё трудиться над собой, не верьте, это хитрость.

Закон, который не насаждается и не разделяет

Хочется ещё раз подчеркнуть, что новый завет Бога Израиля со всем еврейским народом оказался, действительно, новым:

«Вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет» (Иеремия 31:31).

Имеется в виду со всем еврейским народом. То, что его принял только остаток, только избранные, не значит, что завет заключён только с этим остатком. Это завет для всего Израиля. Он новый ни в одном каком-то отношении, а в самых разных отношениях. Кроме того, в отличие от Синайского завета, в первые века он не насаждался насильно ни в еврейском народе, ни среди язычников. Собственно говоря, это была одна из причин того, почему только остаток Израиля его принял. То же касалось и других народов.
И, конечно, особые подозрения, клевету и ярость гонителей вызывало то, что, во-первых, центром нового завета был Сын Божий, Сын Человеческий, Машиах и Царь Израиля. И этот Царь претерпел позорнейшую смерть и всё, связанное с этим. А во-вторых, как ни странно, закон заповедей нового завета распространялся на всех людей, и даже на врагов! А это уже было чересчур. Заповедь любви к врагам не существует нигде, кроме нового завета.

Теперь, когда ритуальный закон не отделял язычников друг от друга, они стали близкими друг другу в полном смысле слова, их стала объединять жертвенная любовь Иешуа, а с другой стороны, теперь эти заповеди совершенной любви, святой жизни и посвящения отделяли их и от остального иудейского общества и от языческого мира. То есть теперь не ритуальные заповеди отделяли верующих и отделяют нас, а заповеди совершенной Божьей любви и очень глубокие и строгие заповеди морально-нравственного плана.
Стоит ещё раз напомнить, что в то же время эта новозаветная община оставалась глубоко еврейской. У многих тогда возникал вопрос: «Как такое возможно? И возможно ли это вообще?» Последующая история церкви и последующая история еврейского народа как бы пытались опровергнуть это. Но история первых общин, первых поколений (апостольского и последующих нескольких за ними) доказали, что это не только возможно, но что это уже было осуществлено, это было в реальности. И самое главное, что именно это - Божий путь, именно это - Его совершенная воля - еврейское новозаветнее общество, в которое входят все жаждущие по-настоящему Божьей любви.

Борис Грисенко, старший раввин КЕМО
Источник: https://youtu.be/HiUeqlculD4