БОЖЬИ ЧУДЕСА

Говорят, что летать в облаках — признак легкомыслия и несерьёзности. История Кирилла

Чудеса

Говорят, что летать в облаках — признак легкомыслия и несерьёзности.

Однако в авиации все серьёзно: комплектация команды, контракты, маршруты, безопасность. Именно для обучения и подготовки местного экипажа Кирилл вместе с командой были приглашены в Афганистан. Страна далеко не безопасная, но решение было принято и ребята полетели привычным составом. Все складывалось наилучшим образом: размещение в гостинице, новые заграничные знакомства, любимое дело. Через полгода все повторилось: Кирилл вместе с командой снова получили приглашение на таких же условиях, лететь тем же составом, в то же место, и это было прописано в контракте. Подобные нюансы оказались настолько важными, что диву даёшься, особенно сейчас, зная концовку истории. Но не будем бежать впереди паровоза, точнее, лететь впереди самолета:)

До начала следующего контракта ещё оставалось время, а перелёты и командировки в другие страны никто не отменял. Командир экипажа отправился в Кабул налаживать вопросы безопасности, размещения, маршрутов и остальных немаловажных рабочих нюансов. Ребята остановились между делом в Анталии, даже не подозревая, что прежними после этого уик-энда они уже никогда не останутся.

Солнце, море, пляж, коллеги рядом, впереди вкусный обед и отдых в прохладном номере — все это перестало быть столь замечательным в момент, когда Кирилл потерял сознание. Сейчас он вспоминает, что никаких жалоб, проблем со здоровьем и других поводов для потери сознания не было. Всего лишь несколько минут вне времени, будто кто-то зажег мотор, и тут же выключил. Далее сценарий как в сериале: скорая, больница, доктора, обследования. Кирилл находился в таком недоумении от происходящего, что каждый диагноз, вынесенный ему как вердикт, повергал парня в шок. Трещины черепа? Множественные гематомы в лобной части? Как человек с такими диагнозами может спокойно лежать, не чувствуя боли, дискомфорта, любых изменений в своём теле? Видимых повреждений вовсе не обнаруживалось, кроме синяка на лице. Даже белоснежная футболка противилась диагнозам своей чистотой, будто умоляя учесть тот факт, что при падении человек мог бы испачкаться. Кирилл отчаянно не соглашался с медицинскими заключениями и был возмущён, что его отстраняют от работы. Поэтому, друзья и знакомые в КЕМО усердно молились за парня, всячески поддерживали родителей и его самого. Повторные обследования в Киеве так же не давали ясной картины происходящего, потому как его состояние противоречило всем диагнозам. Никто не понимал, почему все так происходит?

В связи с такой, своего рода, медкомиссией, контракт с Афганистаном был прерван и вся команда, как и было прописано, осталась дома. Коллеги обвиняли Кирила в произошедшем, даже не предполагая, что вся эта ситуация спасла им жизнь. Ведь по сути, парень был в порядке, а то мимолетное затмение сознания и всё последующие обследования было лишь инструментом для отсрочки полёта Киевского экипажа.

Спустя несколько месяцев в новостях передали, что в Афганистане случился теракт. Ровно в той же гостинице, где должна была остановиться команда, все взлетело от выстрелов.

Коллеги Кирилла и он сам перечитывали новости снова и снова, постепенно осознавая и складывая все пазлы. Обвинениям больше не было места. Его заняла благодарность…

Говорят, что летать в облаках — это признак легкомыслия и несерьёзности.

Пусть говорят.